WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Anton Antonov-Ovseenko PORTRAIT OF A TYRANT Copyright © 1980 by Khronika Press Published by: KHRONIKA PRESS 505 8th Avenue, New York, N.Y., 10018 Manufactured in the USA АВТОР ...»

-- [ Страница 1 ] --

Антон Антонов-Овсеенко

ПОРТРЕТ ТИРАНА

Издательство ’ ХРОНИКА”

Нью-Йорк, 1980

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА:

Пропущенные в рукописи места отмечены точками

Anton Antonov-Ovseenko

PORTRAIT OF A TYRANT

Copyright © 1980 by Khronika Press

Published by: KHRONIKA PRESS

505 8th Avenue, New York, N.Y., 10018

Manufactured in the USA

АВТОР О СЕБЕ

Родился в Москве, 23 февраля 1920 года, в семье профессионального революционера Владимира Александровича Антонова-Овсеенко.

В 1939 году окончил исторический факультет Московского город­ ского педагогического института.

В октябре 1937 года арестован отец, тогда - нарком юстиции РСФСР.

Военная коллегия Верховного суда приговорила его к 10 годам тюрьмы (8 февраля 1938 года), но его уничтожили в Москве в 1938 году.

Еще раньше, в 1929 году, арестовали мою мать, Розу Борисовну.

Она покончила с собой в тюрьме, в Ханты-Мансийске, в 1936 году.

Работать начал в конце 1937 года, в музее изобразительных искусств (ныне - имени A.C. Пушкина). Потом служил на Всесоюзной художест­ венной выставке ’’Индустрия социализма”.

Первый раз меня арестовали в 1940 году, но вскоре выпустили - с прекращением дела (1 ноября 1940 года). Вновь арестован на второй день начала войны. Находился в лагерях в Туркмении, потом - под Саратовом. Вернулся в Москву. Арестован 8 августа 1948 года по обви­ нению в терроре (ст. 58 п. 8) и в антисоветской агитации (ст. 58 п. 10).



Осужден тройкой (ОСО) по второй статье - без суда. Отбывал срок в лагерях: сначала под Москвой, затем - на Печоре и на Воркуте.

Выехал из Заполярья в конце 1953 года. Опасаясь нового ареста, устроился на юге, трижды ’'терял” паспорт, переезжал.

Работал инструктором по туризму и культурному обслуживанию, а также экскурсоводом в Крыму (Евпатория, Алупка) и в Грузии (Гагра).

Реабилитирован в 1957 году, но в Москву вернулся лишь в 1960 году.

Получил персональную пенсию как инвалид, член Общества слепых.

Официально, в штате, нище не работал. Собирал материалы для издания биографии отца.

Был членом ВЛКСМ в студенческие годы и после института, до 1940 года. В партии не состоял.

15 мая 1979 года.

Антонов-Овсиенко, Антон Владимирович СОДЕРЖАНИЕ От а в т о р а

Часть первая. К а к это ем у удалось?.... 7 Проба п е р в а я

Проба в т о р а я

О п п о н е н т ы

Против Л е н и н а

Флейта С илена

Драка за к р е с л о

Завещ ание

Т а к т и к а

Последние с т у п е н и

Кремлевский п т и ц е л о в

Часть вторая. И осиф-сгроитель. 84

Мужико б о р е ц

И ндустриализатор

П обедитель

Убийца К и р о в а

Великий п о ч и н

Лично п ричастен

Под к о р е н ь !

Его л ю д и

Сталин забавляется

Заботы, заботы

Армия без к о м а н д и р о в

"Поцелуй злодею ручку...”

Кого он о с т а в и л ?

Дело о пропавшей п ереп и си

Некоторые и т о г и

Воздух э п о х и

Часть третья. Горный орел С вечностью на,ггы”

Они нашли друг друга

Во главе пятой к о л о н н ы

Тирану скучно стало

Разоблачение?

Р еаб и л и тац и я ?

В наши д н и

Источники, литература, примечания 383

ПОРТРЕТ ТИРАНА





ОТ АВТОРА О Сталине написано много книг, они могли бы составить библиоте­ ку. Однако интерес к нему и к его деяниям не ослабевает. Это понятно:

люди хотят заглянуть на самое дно страшной пропасти, куда их пыта­ лись столкнуть.

Кто-то изучает историю мировых войн, кто-то использует в своей деятельности опыт революции. Мне же представляется более важным изучение истории контрреволюции. Опыт контрреволюции, осуществлен­ ной Сталиным, поучительнее.

Сталинщина - это целая эпоха (не о сталинизме следует говорить о сталинщине). Эпоха, когда на Земле свершилось самое гнусное, кро­ вавое злодеяние. Сталинщина - политический бандитизм, обращенный в государственную политику.

В плане этическом — это явление, которое лежит по ту сторону че­ ловечности. Как отнестись к этому явлению - осудить или замолчать?

А может быть принять? Здесь лежит водораздел между добром и злом.

Сталинщина, с ее агрессивным геноцидом и растлением личности, с ее теорией и практикой насилия, по своим последствиям оказалась губительнее мировых войн.

Современные политические комментаторы при упоминании геноци­ да ссылаются на печальный опыт ЮАР. По сталинским меркам можно было бы и не поминать о таких мелочах...

Достигнув вершин социальной патологии, сталинщина дала опасные метастазы во всех частях света.

Наш век печально знаменит грандиозными ограблениями банков, поездов, магазинов, кинозвезд, промышленников, убийством прези­ дентов. Преступление века! - кричат каждый раз газеты и радио мно­ гих стран мира.

Но все эти преступления не идут ни в какое сравнение с преступлени­ ем Сталина. Он сумел в исторически короткий срок отобрать у кресть­ ян землю, у рабочих - заводы и оставить тех и других без средств к существованию. Он отнял у интеллигенции право на самостоятельное творчество, лишил народы всяких свобод, даже свободы передвиже­ ния.

Это и есть ограбление века.

При этом Сталин решал все проблемы - политические, экономи­ ческие, а также проблему истребления миллионов - комплексно.

В этом смысле он опередил современную науку.

Он правил многомиллионной страной более четверти века и умуд­ рился ни разу не вступить в диалог с подневольным народом. Он про­ сто не допускал такой возможности. То был м о н о л о г непрере­ каемого Властелина. Монолог, который мало было слушать - его на­ до было неукоснительно исполнять.

Никто так бесстыдно не рекламировал коммунистический рай, как Сталин. Никто не сделал столько для дискредитации коммунизма, как он.

Сталин нанес мировому коммунистическому движению точно рас­ считанный сокрушительный удар, после которого оно так и не смогло оправиться.

Сам Сталин, его политический портрет - тема непреходящая. Ибо, не познав его, не познав сути сталинщины, трудно представить траге­ дию советского народа. И его позор.

Неким деятелям, наделенным правом изрекать одни лишь истины, угодно именовать сталинщину "периодом культа личности". Сталин, говорят они, допускал нарушения внутрипартийной демократии, мы даже готовы признать, что он временами крутоват бывал, Отец Наро­ дов. Но какой любящий отец не сечет своих непослушных детей, когда в том появляется нужда?

Для официальных идеологов Сталин остался Великим Вождем, по­ бедителем Гитлера и строителем "социализма".

"Человечество состоит из живых и мертвых", - заметил Опост Конт.

Но правители философов не читают, они их "ликвидируют" или замал­ чивают. Ведь мертвые бывают опаснее живых.

В наше время с помощью химии у человека можно вызвать искусст­ венную потерю памяти. Правители наловчились прививать целым наро­ дам эту болезнь - другими средствами: ежедневной громовой пропа­ гандой, фальсификацией истории, репрессиями. И вот уже общество отрекается от предков, от своего прошлого. На протяжении жизни одно­ го поколения в общественной памяти происходят серьезные, часто необ­ ратимые сдвиги: выпадают важные события, факты, имена, целые исто­ рические пласты. Следующее поколение входит в жизнь со стойкой ам­ незией, искусственно привитой, искусно поддерживаемой.

Джордж Орвелл оставил образное описание этой государственной машины фальсификации. Кое-где боятся его книги, за чтение Орвелла тюрьма.

Почетное признание. Оно дороже самой высокой литературной пре­ мии.

В некоторых странах юные поколения вырастают без знания древней мифологии. Детей вскармливают на мифах новейшего времени, про­ славляющих могущество и непобедимость с в о е г о народа и божест­ венное происхождение с в о е г о правителя. Так зарождается вели­ кодержавный шовинизм, крайний национализм. И возрождается идоло­ поклонство. На этой искусственной почве вырастает не поколение сво­ бодных граждан, а очередная партия пушечного мяса.

Но живо еще поколение жертв сталинщины и исполнителей его ве­ лений. Разоблачить и назвать имена палачей, доносчиков, погромщиков надо сегодня. Сейчас. Поднять из принудительного забвения всех и пресловутых "вождей” - их прежде всего - и рядовых исполните­ лей.

Рассказ о погибших тоже нельзя откладывать на ’’потом”. Дети и внуки не вправе отворачиваться от правды, ибо судьба ушедших - их собственная судьба. Они о б я з а н ы знать, кто виноват. С е г о д н я знать.

... Когда Никите Хрущеву предложили провести широкое расследо­ вание преступлений сталинского аппарата, выявить виновных в гибели десятков миллионов соотечественников (хотя бы это!), он ответил:

- Нет, этого делать мы не можем: повторится тридцать седь­ мой год. Ведь тогда в с е доносили на в с е х.

Итак, виновны в с е. Вину Сталина и его подручных разложили на весь народ - на живых и мертвых. Доля истины в этом есть, но лишь доля.

Кому же все-таки предъявить главный счет? Предводитель умер в по­ чете и вновь причислен к рангу святых. А XX съезд и съезд XXII - бы­ ли ли они?..

Уничтожено многое: документы, воспоминания, фотографии, стихи...

Уничтожены многие: революционеры и их убийцы, высшие партсановники и маленькие секретари. Среди тех, кому всемилостивейше дозво­ лено было умереть в собственной постели - роскошь по тем време­ нам поистине царская - были з н а ю щ и е свидетели. И соучастни­ ки. Но они молчали до последнего часа - и соратники Ленина, и под­ ручные Сталина. Смертный испуг свой они завещали детям и внукам.

Что всплыло, что всплывет?..

Люди пытаются обозреть сталинское наследство. Но оно принадле­ жит не только истории. Оно живет в поступках, привычках, мыслях.

Незнание и молчание - тоже из сталинского наследства. Сталин куль­ тивировал темноту неведения. Он научил молчанию со светлой казен­ ной улыбкой на лице.

Незаживающую рану молчанием не исцелить. Прошлое необходимо изучить и публично осудить. Разоблачение Сталина - акт правосудия.

И оно должно свершиться прежде всего в стране Сталина.

Изданная на Западе литература о Сталине советским историкам недоступна. Мне посчастливилось ознакомиться с несколькими основ­ ными трудами, а также с мемуарной литературой. Но хотелось сообщить читателям факты неизвестные, или известные лишь ограниченному кру­ гу. Многие факты не документированы и не поддаются проверке. На­ званы далеко не все имена свидетелей и участников событий, авторов рукописных воспоминаний, устных рассказов - по вполне понятным причинам.

В образе Сталина я пытался выявить его уголовную сущность, пока­ зать бандита и хулигана таким, каким он был. Меня могут потом обвинить в ’’очернительстве”. Но разве Сталина, разве сталинщину мож­ но очернить?

Может быть, книга перегружена кровавыми сценами безвременья.

Может быть, автору не удалось сдержать чувств человека, переживше­ го ужасы террора. Да и объем книги пугающе велик.

Такие упреки я слышал от друзей.

Я стремился к правдивости - не только по долгу историка. В моей книге нет вымысла. Да и какая в нем надобность? А что до объема, то мне уже пришлось отказаться от многих нужных страниц: очень труд­ но быть кратким, когда хочешь воссоздать картину такого преступле­ ния.

Писать правду о Сталине - это долг каждого честного человека.

Долг перед погибшими от его руки. Перед теми, кто пережил ночь.

Перет теми, кто придет после нас.

Мой отец боролся против царизма, участвовал в Октябрьском воору­ женном восстании, командовал фронтами гражданской войны. Он это делал совсем не дня того, чтобы на кремлевском троне утвердился грязный уголовник. Сталин убил Владимира Антонова-Овсеенко, вме­ сте с тысячами других революционеров. Моя мать покончила с собой в тюрьме. В тюрьме прошла моя молодость. Но поздно, обидно поздно осознал я подлинное место Сталина в истории. В нашей жизни. И осо­ знав, ощутил потребность сказать о нем свое слово.

Я понял, я почувствовал, что молчать сегодня - это значит преда­ вать. И решил исполнить свой человеческий долг.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КАК ЭТО ЕМУ У Д А Л О С Ь ?

ПРОБА ПЕРВАЯ

31 марта 1918 года лидер меньшевиков Л. Мартов выступил в своей газете ”Вперед” с задиристой статьей против большевиков. "Еще раз об артиллерийской подготовке”. Там была одна примечательная фра­ за, с которой все и началось:

"Что большевики искони призывались к разного рода уда­ лым предприятиям экспроприаторского рода, хорошо извест­ но хотя бы тому же т. Сталину, который в свое время был ис­ ключен из партийной организации за прикосновенность к экс­ проприациям”.

Обвинение серьезное. (Еще в 1906 году IV съезд РСДРП/б/ принял резолюцию, осуждающую ’’захват денег под именем или с девизом со­ циал-демократической партии”. Съезд призвал членов партии бороть­ ся против экспроприаторов).

Как же поступил Сталин? Может быть, самое разумное было бы про­ молчать. Каждый день приносил столько нового, что наскок Мартова в этой крутоверти вскоре забылся бы. Нет, член ЦК и народный комис­ сар по делам национальностей отреагировал сразу: привлек Мартова к суду революционного трибунала по делам печати. Без формально­ стей, в обход народного суда. Сталин договорился непосредственно с председателем трибунала.

Лидер меньшевиков пытался протестовать.

Протест отклонили. Тогда Мартов подал ходатайство о вызове сви­ детелей, назвав их поименно.

1. Исидор Рамишвили, социал-демократ, известный общественный деятель. Будучи председателем ревсуда, установил факт участия Стали­ на в экспроприации парохода ’’Николай 1” в 1908 году.

2. И.Э. Гуковский, большевик, наркомфин. Расследовал в том же году дело о покушении на жизнь рабочего Жаринова, изобличавшего Сталина в причастности к экспроприации.

3. Степан Шаумян, один из руководителей Закавказского област­ ного комитета большевистской партии.

4. Ной Жордания, глава правительства Грузии, один из лидеров мень­ шевиков Закавказья.

Эти люди давно знали Джугашвили-Кобу-Сталина. Он был известен им как экспроприатор, нарушитель партийного решения. Известно им было и еще кое-что из сложной биографии наркомнаца.

Мартов назвал и других свидетелей, из большевиков: Ворошилова, Самойлову, Ежова, Мирова, Панишева, Фролова, Дживладзе, Спандарьяна. Последние двое были особенно важны, они могли бы дать весьма существенные показания.

Фамилии свидетелей 6 апреля появились в газетах ’’Вперед” 1, "Из­ вестия”, ’Правда”. Никаких документов Мартов предъявить не мог.

Решение подпольного областного комитета Закавказья об исключении Сталина из партии не сохранилось: в те годы старались обходиться без всяких записей.

Следующий ход Сталина. Дело приняло явно скандальный характер.

Надо было спасать положение. У Мартова - свидетели. У Сталина - го­ сударственный аппарат. Кто сильнее?

На заседании трибунала Сталин называет Мартова гнусным клевет­ ником. ”Чтобы его обезвредить, —говорит наркомнац, — нужно Мар­ това судить. Дело надо заслушать н е м е д л е н н о, не оттягивая его до вызова свидетелей”.

Смысл игры не так примитивен, как может показаться на первый взгляд. Сталин боится свидетелей - это ясно, но куда более важное содержится в энергичном словечке ”немедленно”. В нем слышится у к а з а н и е государственному аппарату учинить расправу над Мар­ товым. Но как это сделать, под каким предлогом? Исходная позиция такова - Мартов гнусный клеветник. И клевещет он вовсе не на не­ го, Сталина, лично, - не этим возмущен наркомнац, нет, не этим. Мар­ тов клевещет на партию! Вот что возмутило Сталина, вот почему он предлагает судить Мартова. Лидер меньшевиков заявил об исключе­ нии из партии о д н о г о Сталина, а нарком Сталин в ’Правде” 2 при­ писал Мартову слова об исключении всего бакинского к о м и т е т а.

С 31 марта прошло всего несколько дней. Каждый мог взять газету "Вперед” 1 и уличить Сталина, мягко говоря, в передергивании. Поче­ му же он пошел на столь явное искажение опубликованных фактов?

Сталин рассчитывал - и не без оснований - на поддержку правитель­ ства. А взамен, как некий гарант, правительство ожидало получить хотя бы видимость опровержения ’’клеветника”.

На заседании трибунала обвинителем от имени ’’потерпевшего” вы­ ступил Л.С. Сосновский. Мартова защищали Александров и Лабинский. Спорили ожесточенно. Прения сторон затянулись. Сталин вновь потребовал осудить ’’клеветника” и ни в коем случае не вызывать сви­ детелей. Но Мартов не зря слыл блестящим полемистом. Он напомнил трибуналу случай с провокатором Малиновским. Еще в 1914 году, в Швейцарии, Мартов публично высказал недоверие Малиновскому, как возможному агенту царской охранки. Мартова привлекли к суду, но свидетелей представить он не смог. Тогда большевики обвинили его в клевете. Прошло несколько лет, член большевистской партии Малиновский был разоблачен как провокатор. В восемнадцатом году Мартов был далек от подобной параллели, он многое не знал, ему важ­ но было убедить суд.

В заключение он сказал:

’’Если нельзя будет допросить свидетелей, - это мое несчастье, но если они не будут допрошены потому, что этого не хочет Ста­ лин,—то это его несчастье...” И суд не устоял: слушание дела было отложено на неделю для вы­ зова свидетелей.

Победа Мартова? Казалось бы! Но следующий ход за Сталиным. И он делает этот ход, вернее, за него неожиданный ход делает правитель­ ство : ревтрибунал по делам печати ликвидирован.

И еще один промежуточный, но важный ход: газета ’’Известия” поме­ щает 10 апреля статью М. Кахиани "Бороться с противником надо чест­ но!".

Просто? Да.

Изящно? Весьма.

(Заметим в скобках: историки все еще робко невнятно говорят о Сталине - шутнике. Только поняв и по достоинству оценив эту важ­ ную сторону его характера, личности, можно говорить о Сталине сколь­ ко-нибудь серьезно. Кому бы пришло в голову ф азу же после угарно­ го роспуска трибунала по печати поместить в главной газете страны статью под многообещающим названием ’’Бороться с противником надо честно!"? А наш шалун додумался.

За большим форматом ’’Известий” возникает ухмыляющаяся рожа кинто. Он показывает собравшимся в балагане язы к...).

Затем последовала вторая серия подобных же ходов. Пусть коммен­ таторы-историки назовут их потом некорректными, - Сталину важен конечный результат. В средствах же он никоща не стеснялся.

Вызов свидетелей был аннулирован. Мартова пригласили в ревтри­ бунал города Москвы... на допрос к следователю по жалобе Сталина.

У Мартова еще оставалась его газета. Он выступил с протестом: ’’Рево­ люционный трибунал предназначен, как гласит декрет, изданный боль­ шевиками, судить преступления против народа. Каким образом обида, нанесенная Сталину, может считаться преступлением против народа?

Только в том случае, если считать, что Сталин и есть народ”. 3 Сталин позаботился, чтобы свидетели на заседании трибунала не по­ явились. К новому спектаклю он подготовил свежую роль... жертвы партийной борьбы. Оказывается, Мартов клевещет не на Сталина лично.

’’Мало ли экспроприаторов на белом свете, и одному Мартову до них нет дела, клевета имела определенную цель - очернить перед вы­ борами меня, как члена ЦИК, как большевика, сказать выборщикам:

- ’’Смотрите, вот они какие, ваши большевики”.

Это было напечатано в ’Правде” 17 апреля 1918 года, на другой деть после заседания ревтрибунала Москвы. На шестом месяце советской власти.

И еще одна публикация. "Известия Смоленского совета” н а к а н у н е заседания суда сообщили: Мартова наказали за клевету... семи­ дневным арестом.

Коба был неистощим на выдумки такого рода.

На судебном заседании 16 апреля Мартов потребовал передать дело в народный суд. Члены трибунала совещались более трех часов. Трибу­ нал не осмелился преступить процессуальные нормы и решил жалобу гражданина Сталина, внесенную в порядке частного обвинения, откло­ нить, поскольку дело Мартова ревтрибуналу неподсудно. Сталину не удалось навязать трибуналу Москвы свою волю.

К сожалению, Мартов был слишком импульсивен. В упомянутой в самом начале статье ’’Еще раз об артиллерийской подготовке” он с излишней горячностью набросился на правительство. Газетный наскок был возведен в ранг криминала. Ревтрибунал осудил Мартова за под­ рыв авторитета правительства и вынес ему общественное порицание.

Победа Сталина? Но т а к о й выигрыш Сталина не устраивал.

Мартов должен быть уничтожен!

Во главе ревтрибунала весной восемнадцатого года стоял Николай Крыленко. Твердый большевик, активный участник революции, он к меньшевикам относился нетерпимо. На этом и сыграл Сталин. Под его неослабевающим давлением Крыленко заявил на заседании ЦИК 25 ап­ реля, что решение ревтрибунала по делу Мартова-Сталина является ошибкой и что на это решение следует подать кассационную жалобу.

Мартов ничего возразить не мог: его лишили слова и... удалили из зала. Через два дня отняли последнее средство защиты —закрыли газе­ ту ’’Вперед”.

Казалось, Сталин сделал все возможное и невозможное тоже, а по­ беды, той единственной победы, когда ты видишь противника раздав­ ленным, не было. Обвинения Мартова он не опроверг, пятно с биогра­ фии не смыл. Скомпрометированный Сталин счел за благо на время удалиться из Москвы. Шла гражданская война, многие члены ЦК ра­ ботали на фронтах и в дальних губерниях. В конце апреля Сталин выез­ жает в Курск, на переговоры с Украинской Радой. Не случайно в офи­ циальных биографиях Вождя этот период - весна 1918 года - затуше­ вывается.

Летом восемнадцатого Сталин работает - а это значит, в меру сил мешает другим - в Царицыне. Когда в ноябре был создан Украинский совет особой группы войск Курского направления во главе с Владими­ ром Антоновым-Овсеенко, Сталин оказался членом ревсовета. Потом его послали вместе с Ф. Дзержинским в Пермь - обследовать положе­ ние на северном участке Восточного фронта. Еще одно поручение Ле­ нина третьестепенной важности.

Не скоро Сталин оправится от м а р т о в с к о г о позора...

В 1920 году Ной Жордания опубликует в парижской газете статью4 в которой расскажет об исключении Сталина из большевистской пар­ тии за подозрительные связи с уголовниками и самовольные экс­ проприации. Но желающих прислушаться к голосу эмигранта Жорда­ ния в России не нашлось.

Почему Ленин молчал весной восемнадцатого, почему не поддержал законных требований Мартова? Их связывала совместная партийная работа в конце прошлого века. Вместе создавали они Петербургский "Со­ юз борьбы за освобождение рабочего класса". Ленин как-то сказал Мак­ симу Горькому: "Жаль, Мартова нет с нами, очень жаль! Какой удиви­ тельный товарищ, какой чистый человек... Какая умница! Эх..." 5 Одно время Мартов был близким другом Ленина. Почему же Ленин допустил ликвидацию трибунала по делам печати и закрытие газеты "Вперед", почему не остановил газетную травлю?

Великий демократ Ленин, неистовый критик буржуазного строя, Ленин в годы становления диктатуры пролетариата стал нетерпим к кри­ тике нового строя. Жесткая цензура печатного слова была установлена с первых же дней советской власти.

Спустя два года после незавершенного процесса Мартов-Сталин, другой меньшевистский лидер А.Р. Гоц, находясь в ссылке, договорил­ ся о публикации статьи "Из недавнего прошлого". При этом ГПУ поста­ вило перед автором условие: статья не должна содержать критики со­ ветской власти.

Ленин действовал - а в случае с Мартовым бездействовал - сообра­ зуясь, как ему казалось, с высшими интересами партии.

"Цель оправдывает средства".

Но, молчаливо потворствуя Сталину, как представителю большеви­ ков, Ленин совершил непоправимую ошибку: Сталин надежно скомпро­ метировал руководство партии.

В 1917 году, в день победы Октябрьского вооруженного восстания,

Мартов присутствовал на Втором съезде Советов:

"А я не верил в победу, не верил в успех, в "правоту" или истори­ ческую миссию большевистского режима. Сидя в задних рядах, я с тяже­ лым сердцем наблюдал за ликующим залом. Как бы я хотел присоеди­ ниться к ним, слиться с массами и их вождями в этом ликовании! Но я не мог... » 7 В 1921 году Мартов, потеряв всякую надежду на просветление, ре­ шил оставить родину. Ленин не препятствовал его выезду за границу.

Не так давно девяностолетняя А.Л. Рязанова, ныне покойная, вспо­ минала, как Ленин участливо расспрашивал ее о жизни Мартова в эми­ грации: "Не надо ли чем помочь? Здоров ли?"...

Незадолго до того, как у Ленина пропала речь, он сказал жене: "Вот, говорят, и Мартов тоже умирает..."

Крупской запомнилась интонация: "И что-то мягкое звучало в его словах". 8 Жертва собственных догм, до чего ж он был непоследователен, Вла­ димир Ленин!

Зато его преемника отличала железная последовательность. Со вре­ менем он уничтожит почти всех свидетелей бакинских преступлений, а потом - и неразумных защитников восемнадцатого года - Сосновского, Кахиани, Крыленко. Вот только Мартов слишком рано умер.

Экая несправедливость!...

Из ’^дела Мартова” Сталин извлек немало полезного. Он обнаружил слабые стороны Ленина - вождя и нащупал удобные тропинки в пар­ тийном и государственном аппарате. Сталин испробовал свои силы по части организации общественного мнения, манипуляции органами печа­ ти и давления на государственные учреждения. Конечно, без накладок не обошлось: то была первая проба.

ПРОБА ВТОРАЯ

–  –  –

8 мая 1918 года Ленин подписал удостоверение представителю Ге­ нерального штаба А.Е. Снесареву, назначенному военным руководите­ лем Северно-Кавказского окружного комиссариата. Снесарев выехал в Царицын. Партизанщина, отсутствие единого командования, разоб­ щенность отрядов, неразбериха в снабжении, - вот что застал он в горо­ де на Волге. Бьюший царский генерал энергично взялся за дело, орга­ низовал оборону, приступил к созданию регулярной армии. Уже через месяц он сумел остановить наступление врага.

31 мая Ленин подписывает постановление Совнаркома о назначении Сталина общим руководителем продовольственного дела на юге Рос­ сии. 9 Сталин выехал в Царицын в специальном поезде, под охраной от­ ряда латышских стрелков. Он явился в штаб Совнаркома в отсутствие командующего и занял его кабинет. Когда Снесарев пришел и познако­ мился с уполномоченным, Сталин в е л е л принести оперативную карту фронта. Снесарев вышел, вернулся с картой и, развернув ее на столе, заметил: ’’Надеюсь, больше вам никогда не придет в голову мысль, что вы имеете дело с мальчиком на побегушках. Ранее я командовал 9-м армейским корпусом, а ныне правительство доверило мне фронт”.

Сталин был наркомом, членом ЦК, но не сознание высокого поло­ жения в партии и государстве руководило им в тот раз.

* * *... Лагерь на далекой Печоре. Дальняя женская колонна, обрамлен­ ная колючей проволокой. Старшая блатная, сидя на верхних нарах, власт­ но-небрежным тоном просит другую в о р о в а й к у подать воды.

Пить ей не хочется, и когда ей подносят воду, она едва пригубляет круж­ ку. Блатная показала всем бабам и зашедшему в барак десятнику, что тут хозяйка о н а.

* * * ’’Очистив железной рукой город от белогвардейских заговорщиков...

Беспощадно ломая сопротивление контрреволюционных специалистов, присланных и поддерживаемых Троцким, Сталин быстрыми и реши­ тельными мерами реорганизовал разрозненные отряды...” Так говорится в ’’Краткой биографии” Сталина.

Ну, а в действителшости?

Сталин ломает все созданное с таким трудом Снесаревым, ломает и его самого. ’’Военрук Снесарев, по-моему, очень умело саботирует дело: он не хочет вести войну с контрреволюцией”, - телеграфирует он Ленину и требует убрать саботажника. Уполномоченный по продо­ вольствию Сталин обвиняет генерала Снесарева в ’’оборончестве”, а разработанный им план обороны города объявляет ’’вредительским”. 1 1 За словом следует дело. Сталин в середине июля арестовывает весь штаб военного округа, загоняет командиров на баржу, уничтожает ’’пре­ дателей”. Затем арестовывает самого Снесарева. Сталина уже не устраи­ вает статус чрезвычайного уполномоченного Совнаркома. Он узурпи­ рует права командующего и приказывает начинать наступление к югу от Царицына. Но военная тактика чем-то отличается от баржевой рас­ правы. Это выявилось к 4 августа, через три дня после начала ’’насту­ пления” на фронте. Взаимодействие частей и участков нарушилось, связь прервалась, возникла угроза окружения города.

Ну, а как по части продовольствия, за которым, собственно, Стали­ на сюда послали? Эту проблему опытный экспроприатор решил привыч­ ными методами. Взяв под свое начало Волжское пароходство, Сталин захватил все суда с грузом рыбы - два миллиона пудов. В короткое время он сосредоточил на складах огромное количество продовольст­ вия, но с отправкой его на Север не спешил...

Из Москвы в Царицын была послана специальная комиссия во гла­ ве с членом РВСР А.И. Окуловым. Председатель комиссии первым де­ лом освободил Снесарева.

Позднее Сталин возьмет полный р е в а н ш :

он уничтожил обоих - старого генерала Снесарева и старого большеви­ ка Окулова. Это произойдет в 1937 году. А в восемнадцатом Окулов собрал в Царицыне любопытные данные, которые он доложит делега­ там VIII съезда партии на закрытом заседании.

X армия Белая армия Солдат 26000 Орудий 70 Пулеметов 100 Сталин кормил в Царицыне за счет голодающего народа 150.000 ло­ дырей. Лишь одна дивизия, в которой числилось 6400 бойцов, получа­ ла 20.000 пайков.

... Среди отбывающих срок уголовников считается доблестью, если удастся получить лишнюю миску баланды или паек хлеба ("пайку”).

В лагере это называется ’’закосить”.

* * * Летом восемнадцатого года заколебалась власть большевиков в Ба­ ку. Городу угрожала турецкая интервенция, а меньшевистское руко­ водство проявило нетерпимость к большевикам. Глава Бакинского Совнаркома, соратник Ленина Степан Шаумян шлет в Москву тревож­ ные письма, просит помощи. Отрезанные от центра, бакинские больше­ вики связывались с Москвой через Астрахань или, кружным путем, через Кушку - Ташкент. Баку - цитадель большевизма в Закавказье.

Баку - это нефть, на которую зарятся турки, англичане, немцы. Гер­ манское правительство обещает приостановить турецкое наступление, если Советы поделятся нефтью.

Напряженно следит за развитием событий Ленин. 29 июня он шлет приветы "дорогому товарищу Шаумяну", извещает о прибытии в Ца­ рицын Сталина, и просит пересылать письма в Москву через него. В ию­ ле, когда политический кризис в Баку достиг апогея, Ленин требует от Сталина непрерывной связи с Шаумяном. 1 2 Если бы Ленин знал бакинское прошлое Кобы...

Глава Бакинского Совета просит помощи. Ленин в затруднении.

Наконец, РВСР дает распоряжение Южному фронту срочно отправить в Баку подмогу.

Узнав об этом, Шаумян сказал близким товарищам:

"Вот увидите, Сталин это распоряжение не выполнит. Он мне никог­ да не поможет, даже если у него все будет в избытке..."

Степан Шаумян знал Кобу по совместной подпольной работе в Ба­ ку и Тифлисе. Но будем объективны: мог ли Сталин оторвать от сво­ его участка людей и оружие, если он обладал всего лишь тройным пре­ восходством перед "бандами" генерала Краснова?..

То же и с продовольствием. Имея его в избытке, он хотел, может быть, создать многолетний запас. Вероятно, с этой целью Сталин кон­ фисковал для своей группы большой транспорт хлеба, отправленный с Северного Кавказа в голодающий Баку.

Однако откровенно саботировать указание Ленина Сталин не решил­ ся. Он послал в Баку малочисленный отряд. "Помощь” подоспела к на­ чалу августа, когда советская власть в Баку уже пала. По приглашению нового правительства, Диктатуры Центрокаспия, в Баку прибыл отряд британских войск. Шаумян с товарищами в тюрьме. В середине сентяб­ ря в город вошли турецкие войска, но большевиков из тюрьмы успе­ ли освободить, и они уплыли морем в Астрахань. Однако судовая ко­ манда привела пароход в Красноводск и сдала большевиков англича­ нам.

Вместе с Лениным о гибели двадцвти шести бакинских комиссаров будет скорбеть член РВС Южного фронта Иосиф Сталин.

Этот РВС Южного фронта был образован 17 октября. В его состав во­ шли : Сталин, председатель Царицынского Совета С.К. Минин, помощник командующего К.Е. Ворошилов и сам командующий фронтом П.П. Сы­ тин.

Однако командовать Сытину Сталин не дал. Провозгласив себя пред­ седателем РВС, он самовольно, во вред делу, обосновался со штабом фронта и РВС в Царицыне. Сталин распоряжается войсками, снаряже­ нием, оружием, военными кадрами. И интригует, интригует - на Юге и в Москве, на высшем партийном уровне.

Уже через десять дней по­ сле образования нового фронта он пишет в РВСР докладную:

а) Сытин "странным образом” не интересуется положением фрон­ та в целом;

б) Мы без него решили подготовить широкое наступление против белых;

в) Под это обещание немедля высылайте винтовки, орудия, боепри­ пасы, обмундирование - чем больше, тем лучше!

г) В противном случае... ”мы вынуждены будем прекратить воен­ ные действия”. 13 Не оставим без внимания с л о г сталинской докладной. Оказыва­ ется, история призвала его к ’’ликвидации Донской Вандеи”...

Выполняя эту историческую миссию, Сталин "живой силы” не жа­ лел. Он распорядился бросить в бой дивизию, на скорую руку сформи­ рованную из необученных новобранцев. Дивизия была захвачена против­ ником целиком. Когда же В.М. Думенко удалось отбить красноармейцев, Сталин приказал казнить ’’изменников”.

Чтобы добиться единства командования и обуздать, наконец, южно­ го диктатора, центр направил туда члена РВСР К.А. Мехоншина. Вместе с П.Е. Лазимиром он вошел в РВС фронта. Но специальное предписа­ ние РВСР не подействовало. И протесты честного, отважного команди­ ра Николая Руднева. Опираясь на Ворошилова и Минина, компетент­ ность коих в делах командования фронтом чрезвычайно сомнительна, Сталин организует травлю Сытина и Мехоншина.

”Я смещу своей рукой армейских командиров и комиссаров”, обещает он Ленину.

”У нас рука не дрогнет”... 14 Новая склока встревожила центр. Свердлов телеграфно напомнил Сталину о том, что подчинение Реввоенсовету Республики обязательно для всех, включая членов ЦК. 1 5 Обсуждая еще в начале октября вопрос о безусловном исполнении партийными работниками решений центральных органов, ЦК имел в виду прежде всего Сталина, который довел Южный фронт до ката­ строфы. Откровенно враждебное отношение к военспецам, беспричин­ ные репрессии, палочная дисциплина и мордобой в дивизиях, партизан­ щина на фронте и самоуправство в тылу, интриги против командующе­ го и РВСР, - все это привело к огромным потерям. Шестьдесят тысяч бойцов своими жизнями оплатили сталинский авантюризм.

Имея в Царицыне столь полезного человека, белая армия, числен­ ностью всего в двадцать шесть тысяч, развила успешное наступление, окружила город с трех сторон, подошла к его стенам. Броневики, бро­ непоезда сутками не выходили из боя. Начальник артиллерии X армии Кулик расставил на окраине и по улицам города около трехсот ору­ дий, но снаряды кончались. Решающий бой завязался ранним утром 22 октября. На балконе здания штаба X армии - К.Е. Ворошилов, С.К. Минин, Г.И. Кулик, Е.А. Щаденко, А.И. Селяв кин. Лишь Сталин от­ сутствовал.

Бинокль приблизил поле боя, — казалось, дроздовские, корнилов­ ские, марковские полки вот-вот ворвуться в Царицын. Казаки, офи­ церы теснят и теснят защитников города. Вдруг в тылу и на флангах по­ явились отряды всадников в черных бурках, словно тучи налетели.

Грозно вспыхнули на солнце тысячи пик и сабель Штабные на балко­ не окаменели. Сейчас тучи накроют красную конницу и все будет кон­ чено.

... А всадники в бурках врубились в офицерские части. Оставляя сотни убитых, белые откатились от стен Царицына.

Командованию X армии было известно, что на помощь с Северного Кавказа идет Стальная дивизия Дмитрия Жлобы, но связь отсутство­ вала, подмоги сегодня никто не ждал. А Жлоба успел.

Окружение Царицына было прорвано, противник отброшен на 120 ки­ лометров, за Дон.

Пять дней отдыхали жлобинцы. На шестой их вывели на главную площадь, построили дивизию в каре. На деревянной трибуне - члены РВС армии. Сегодня и Сталин здесь. Где же он был в день последнего боя? За Волгой, в своем поезде, под охраной латышских стрелков. Под этой же надежной охраной, усиленной бронепоездом, снятым с позиций, Сталин однажды посетил расположение войск. Так был обставлен этот единственный исторический визит на фронт. Он предпочитал отсиживать­ ся на левом берегу Волги, появляясь лишь на заседаниях РВС. Послед­ нюю неделю Сталин вовсе не показывался: началась эвакуация города, победными лаврами не пахло... В день последнего сражения он поспе­ шил на пристань и стал решать актуальный вопрос - куда бежать: вверх по реке или вниз?..

Теперь другое дело! Можно подняться на трибуну и на правах вож­ дя революционного Юга России приветствовать героев.

- Дорогой товарищ Жлоба! Никогда наша партия и советская власть не забудет твоего подвига - спасение Царицына. Никогда!

С этими словами Сталин вручил Жлобе огромный золотой портси­ гар с торжественной надписью. Орденов в ту пору еще не было и коман­ диры с любопытством взвешивали на ладонях тяжелое золото.

А теперь посмотрим, как эти события отражены в "Краткой биогра­ фии” Сталина, точнее - а в т о б и о г р а ф и и : ведь Хозяин лично проверял каждую строчку книги.

"Железная воля и гениальная прозорливость Сталина отстояли Ца­ рицын, не дали белым прорваться на Москву”. 16 Председатель РВСР Лев Троцкий не раз требовал отстранения Стали­ на и Ворошилова, людей вздорных, вредных, губящих дело. 17 В бе­ седах с Лениным Сталин будет в с е отрицать и отстаивать Ворошило­ ва как работника весьма ценного и незаменимого. Клим Ворошилов в долгу не останется - так распишет боевые ’’подвиги” своего патро­ на, ’’создателя” Красной Армии и всеглавнейшего организатора ее по­ бед, что барону Мюнхгаузену завидно станет...

В Москве Сталин, достаточно скомпрометированный на Юге, пыта­ ется проникнуть в здание высшей военной власти. Но как обойти Троц­ кого? Лев Давидович пользуется полным доверием Ленина, сейчас его не свалить. А что если проникнуть в РВСР и попробовать изнутри...

Сталин уверяет Ленина, что отныне РВС Южного фронта станет об­ разцом военной дисциплины - никаких конфликтов с главнокоман­ дующим и РВСР. Ему удалось убедить Минина и Ворошилова беспреко­ словно подчиняться приказам центра. Сталин более не настаивает на удалении Сытина и Мехоншина, он готов даже сотрудничать с ними в совете Южного фронта. Отозванный из фронтового совета, Сталин мечтал вернуться туда уже как член РВС Республики. Статус члена ЦК плюс члена РВСР помогли бы ему занять позицию н а д советом фрон­ та.

На Юге России Сталин затеял большую игру. Он побывал в роли дик­ татора. Вкусил крови. Кто подсчитает, сколько тысяч офицеров, сол­ дат, красноармейцев казнено по его приказу?

В жизни Сталина Царицын - это ранний полигон.

Прозорливый Ленин заметил в Сталине 1918 года лишь неуживчи­ вость и резкость, легко объяснимые "кавказским темпераментом".

Ленин просил Троцкого "приложить все усилия для налаживания сов­ местной работы со Сталиным". 18 Но Троцкий еще в семнадцатом году понял: никакая плодотворная работа со Сталиным невозможна. И откло­ нил рекомендацию вождя. Он не хотел рисковать своим детищем, Рев­ военсоветом.

Всего через год Сталин возьмет убедительный реванш. Он встанет рядом с Троцким на лестнице партийной иерархии. Если даже сделать скидку на услужливость редакции "Правды", поместившей информа­ цию о составе президиума IX съезда партии, где имя Сталина значится четвертым - уже ч е т в е р т ы м ! - вслед за Лениным, Троцким, Бу­ хариным, то сам факт "обгона" таких признанных партийных лидеров как Каменев, Рыков, Томский на третьем году революции можно рас­ сматривать как большой успех будущего генсека.

ОППОНЕНТЫ

Обыватель тянется к сильной власти. И всякий раз ее получает: На­ полеон, Гитлер, Сталин... История помнит многих кумиров толпы (толь­ ко на имена их жертв память истории почему-то притупилась).

Российский обыватель, после разгромных, жестоких лет револю­ ций и гражданской войны, возжаждал порядок. Железная власть виде­ лась ему как панацея от голода, разрухи, анархии. Нужен был дикта­ тор - не обязательно мудрый, совсем не обязательно добрый...

Нужен был д и к т а т о р.

В России чтут Царя и кнут.

Так было не только во времена Полежаева, поэта.

Пока жил Ленин, мазохистские инстинкты толпы как-то сдержива­ лись. Не стало вождя, и народ прорвало, он начал лепить нового царябатюшку. Уже на XIV съезде партии "избранники народа" трижды устраивали генсеку бурные овации.

Приход Сталина к власти - случайность или необходимость? Исто­ рия уже ответила на этот вопрос. Сталин был актуален. Он появился в нужном месте, в нужный момент.

В 1922 году одна парижская газе­ та писала:

"Ленин смертельно болен. Коща он умрет, к власти придет этот воло­ сатый ингуш и устроит им всем кровавую баню".

Поразительное предвидение. Но "бульварные газетенки" всякого там "белоэмигрантского отребья" ни Троцкий, ни Зиновьев не читали.

Больной Ленин - тем более. А если бы и прочитали такое... Убийца под личиной энергичного генсека? Полноте.

Троцкий со своим гипертрофированным самомнением не дооценивал пробивной силы Сталина. Превосходство над "серой кляксой" так позднее он отзывался о Сталине - Троцкий считал столь очевид­ ным, что позволял себе снисходительно взирать на политические шало­ сти генсека.

Одной дороги с Лениным И Троцким я держусь, Я Красной нашей армией Гордился и горжусь.

Что только не делали фальсификаторы - ушедшие из жизни и ны­ нешние — чтобы умалить значение Троцкого, так безыскусно воспето­ го поэтом-раешником Демьяном Бедным. Троцкий мог и вполне официально стать вторым, после Ленина, человеком в государстве, но упор­ но отказывался от поста заместителя председателя Совнаркома.

На XII съезде партии, да и не только тогда, Троцкий воздержался от дискуссии, а когда в 1927 году он решился, совместно с другими оппо­ зиционерами, аппелировать к "партийным массам”, поезд уже ушел...

Сталин как нельзя лучше использовал эти просчеты главного кон­ курента.

Зиновьев и Каменев не пожелали ручки белые марать в делах адми­ нистративных. Пусть, думали они, этим занимается Коба. Он, правда, необразован и груб, зато рука твердая. С нашей большевистской воль­ ницей иначе нельзя. Посидит Коба немного в генсеках, а мы потеоритизируем.

Все они - Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин - смотрели на не­ го как на провинциального актера, дебютирующего на столичной сцене.

Его претензии на главную роль казались им смешными, ибо не были под­ креплены настоящей школой и талантом. Генеральный секретарь? Забав­ но. Ну пусть себе потешится. Они не принимали Сталина всерьез. А ког­ да поняли, что этот актер занял сцену навсегда, было уже поздно.

Особые виды на Сталина имел Каменев. Судьба связала их в годы Туруханской ссылки. Сохранилась групповая фотография, на ней Ко­ ба снят с Каменевым в обнимку.

... Весной 1915 года Григорий Иванович Петровский выступает на собрании ссыльных большевиков по поводу процесса над членами дум­ ской фракции большевистской партии. Сталин - единственный член ЦК, отказавшийся критиковать поведение Каменева на суде. Собрание пору­ чило ему, вместе со Свердловым, составить резолюцию, но товарищ Коба неожиданно уехал к себе. 19... Весна 1917 года. Каменев вместе со Сталиным, самовольно завла­ дев редакцией ’’Правды”, выступали по главным политическим вопро­ сам против большевиков.

... Октябрь семнадцатого. Ленин в подполье, он клеймит позором штрейкбрехеров Зиновьева и Каменева. Сталин вступился за Каменева.

Долгие годы Коба ходил у Каменева в учениках, и Лев Борисович ни минуты не сомневался в том, что так будет всегда; он один из при­ знанных вождей партии, да и разница в опыте руководящей работы, эрудиции, культуре слишком велика... С помощью Сталина можно укрепить свои позиции в Политбюро. Пора уже обзавестись своим ген­ секом, который будет выполнять его, Каменева, волю.

... 2 апреля 1922 года, последний день работы XI съезда партии. Деле­ гаты подходят к урнам и опускают бюллетени со списками кандидатов в члены ЦК. Голосование закончено, члены счетной комиссии вскрыва­ ют урны и недоуменно переглядываются: на многих бюллетенях сдела­ ны приписки: "Сталина — генсеком, секретарями Молотова и Куйбы­ шева’’.

Николай Алексеевич Скрыпник, председатель комиссии, не долго думал над разгадкой этого феномена и предложил аннулировать все бюллетени, поскольку налицо нарушение Устава партии: съезд не упол­ номочен избирать генерального секретаря.

Скрыпник не сомневался в том, что попытка предопределить ре­ зультаты голосования будущего пленума ЦК исходит от Каменева и по поручению комиссии обратился в президиум съезда.

Но Ленин реко­ мендовал оставить бюллетени, он сказал:

Мы заставим Каменева выступить на съезде и на организационном заседании пленума ЦК и дезавуалировать этот маневр”.

Пришлось Каменеву разъяснить делегатам мотивы своего поступ­ ка. Текст его выступления был напечатан в бюллетенях съезда, но бюл­ летени не сохранились, при издании протоколов съезда этот текст ’’про­ пал”...

На открытии организационного заседания пленума ЦК 3 апреля

Каменеву пришлось выступить еще раз:

”Эти записи на бюллетенях никак не связывают пленум”, - заявил он. После этого пленум вынес специальное постановление:

"Принять к сведению разъяснение т. Каменева, что им во время вы­ боров, при полном одобрении съезда, было заявлено, что указание на некоторых бюллетенях на должности секретарей не должно стеснять пленум ЦК в выборе и является лишь пожеланием известной части делегатов”.

Каменев еще не раз окажет ценные услуги Сталину. И Зиновьев то­ же. Главное - не давать ходу вельможному Троцкому. Уж лучше тупой, да крутой Коба.

Объединиться Зиновьев с Троцким не могли, не хотели, —слишком амбициозны были оба. Каждый претендовал на роль вождя-идеолога.

В двадцать пятом году Крупская предприняла попытку объединить группу авторитетных партийцев с целью обуздать, наконец, Кобу. Она верила, что это еще возможно. Надежда Константиновна присоедини­ лась к Зиновьеву, Каменеву, Сокольникову и надеялась вовлечь в оппо­ зицию Г.И. Петровского, председателя Украинского ЦИКа. Она поеха­ ла к нему в Киев, но Григорий Иванович отказался участвовать в этом деле.

Через тридцать лет, после XX съезда партии, он выскажет друзьям запоздалое сожаление. И добавит: ”Но в свете того, что мы знали тог­ да, в двадцать пятом, я себя не осуждаю...” В ближайшем окружении Ленина был один человек, который знал, что Сталин - кость от кости уголовного мира. Этот человек, Яков Сверд­ лов, со времен Туруханской ссылки избегал контактов с Кобой и бой­ котировал его весь семнадцатый год. Но он рано умер — через полтора года после победы революции. А если бы остался жить, хватило бы у не­ го принципиальности, мужества, наконец, чтобы закрыть перед Стали­ ным двери в ЦК и правительство?

Незадолго до смерти, весной 1926 года, Феликс Дзержинский, по­ чувствовав реальную угрозу раскола партии, начал бить тревогу.

Не стало Дзержинского. А тревога все росла... Все больше партий­ цев видело от кого исходит главная опасность.

Летом двадцать восьмого года Бухарин убеждал Каменева:

- Если мы не объединимся, Коба подобно Чингисхану всем глотки перережет. 20 Но ’’правые” так и не объединились с Каменевым и Зиновьевым.

Поговорили, поговорили и разошлись...

Так в тюремной камере загнанные под нары фраера шепчутся о своей горькой участи, а подняться против одного грязного урки не осмелятся.

Где там!.. А иной готов пойти в услужение к главарю.

... На банкете по случаю возвращения челюскинцев, в тридцать чет­ вертом году, с прозревшим было Бухариным случился рецедив слепо­ ты. Он подошел к Сталину:

- Коба, я готов сам себе на голову на за то, что выступал про­ тив тебя.

Николай Иванович пытался облобызать Хозяина, но тот отмахнул­ ся. Время поцелуев прошло. 21 Каменев, Зиновьев, Троцкий, Бухарин, Рыков, Томский, Фрунзе, Дзержинский, Петровский, Скрыпник, Косиор.

Если бы партийные лидеры после смерти Ленина объединились они смогли бы перекрыть Сталину все пути к единоличной диктатуре.

Да были ли среди них настоящие мужчины?!

Фрунзе Сталин устранил первым, затем скоропостижно скончался Дзержинский. Скрыпник и Томский покончили с собой, остальных Хозяин прибрал чуть позже.* Естественный финал для тех, кто предпочел борьбе с тираном борь­ бу мелких самолюбий или каменную верность мертвым доктринам.

Повезло Кобе на бесхарактерных, недальновидных соратников, ро­ ившихся вокруг Ленина. Да и сам вождь, преданный идее, не мог пред­ полагать, что Революция способна породить вурдалака.

Незадолго до смерти Ленин начал кое-что понимать. Наблюдая ху­ дожества товарища Кобы, Ленин плакал. Куда заведут партию распри соратников?.. А они уповали на него. Они молились слепому богу.

Ленин вел себя в последнее время как всепрощающий Христос, который на Тайной вечере Иуде говорил: ’’Что делаешь, делай ско­ рее”.

... Крупская залилась слезами, когда Сталин объявил ей решение по­ литбюро - воздвигнуть на Красной площади мавзолей.

... Плакала неутешно Мария Ильинична Ульянова в году двадцать девятом: Сталин убрал сестру Ленина из редакции ’’Правды”.

... Рыдал старый большевик Емельян Ярославский после заседания политбюро, на котором было принято решение - ликвидировать Об­ щество старых большевиков.

В древнем Египте существовала такая профессия — плакальщицы.

Откуда бы им взяться в Москве XX века?

Сталину повезло на слезливых оппонентов. Создается впечатление, * Уцелел один Петровский. Но генсек отстранил его от партийной рабо­ ты.

что его окружали сентиментальные слепцы, вверившие ему свою судь­ бу, самое жизнь.

И повадырь-семинарист не подвел свою паству. Товарищ Сталин пол­ ностью оправдал надежды товарища Ленина на создание железной дик­ татуры.

В заметках о прениях по пункту 1 Устава партии на Втором съезде 2 августа 1903 года Ленин предлагал, в противовес Мартову - а тот ра­ товал за создание действительно м а с с о в о й партии - следующее:

"Лучше десять работающих не назвать членами, чем одного болтающе­ го назвать".

И далее:

"Повторяю: сила и власть ЦК, твердость и чистота партии - вот в чем суть".

Сталин ухватил эту самую с у т ь и как нельзя лучше, до конца использовал власть ЦК. И очень т в е р д о проводил линию ’'чисто­ ты партии".

Второй съезд партии стал началом конца партийной демократии.

1903 год — вот когда еще, на заре истории большевистской партии была определена ее гибель.

Впервые ленинская формула демократического централизма была включена в Устав партии в 1906 году, на IV съезде.

Лестницей, по которой Сталин забрался на высокий трон диктато­ ра, стала железная партийная дисциплина. Она сковала волю коммуни­ стов, пытавшихся вернуть партийный корабль на путь коллективного руководства.

А лестницу Сталину подставил никто иной,как Ленин.

После смерти вождя Сталин почувствовал: пришло время широко использовать резолюцию X съезда "О единстве партии". Фракции, груп­ повые выступления подпали под строгий запрет. Резолюция позволяла Центральному Комитету исключать из партии за "фракционность" или нарушения партийной дисциплины любого коммуниста, будь он даже членом ЦК. В руках Сталина это решение превратилось в безотказный инструмент подчинения партии воле кучки вождей-политиканов, потом прихоти единого Хозяина.

Нет, пожалуй, ни одного съезда, на котором бы Сталин не призывал блюсти железное единство партии. Нападая на оппозиционеров, он вся­ кий раз обвинял их в намерении нарушить единство партийных рядов.

Со временем пресловутая борьба за единство трансформировалась в средство укрепления сталинского единовластия. Любая попытка кри­ тики генсека приравнивалась к попытке расколоть ленинскую партию.

И соратники Ленина первыми бросались в бой за единство, за пар­ тийную дисциплину. Когда Косиор на XII съезде предложил покончить с практикой запрета фракций, группировок, он вовсе не думал отказы­ ваться от единства. Жаль, что такая умница, как Бухарин, пытался под­ нять его насмех...

Зиновьев, а вслед за ним Бухарин, уверяли делегатов, что партия те­ перь з д о р о в е е, чем когда бы то ни было, что это "лучшая из всех партий". 23 Единство партии во что бы то ни стало! — призывал Дзержинский на XIV съезде. "Оно должно быть свято для нас..." 24 За две недели до смерти он писал В. Куйбышеву: ’Только партия, ее единство могут решить задачу". 25 Это стало лейтмотивом последующих съездов. Шестнадцатый пору­ чил ЦК и впредь "давать беспощадный отпор всем попыткам колебать и подрывать стальную партийную дисциплину и единство ленинской партии". 26 С помощью таких мощных рычагов как внутрипартийная дисципли­ на и диктатура пролетариата (фактически диктатура партии), Сталин на­ деялся повернуть ход истории в нужном ему лично направлении.

Чтобы остановить его карьеру, чтобы снять его с любого ответствен­ ного поста, необходимо было б о л ь ш и н с т в о голосов. Вот почему Сталин с такой лихорадочной быстротой расставлял везде с в о и х лю­ дей и нейтрализовал волевых, честных, а значит - опасных.

Большинство всегда право, меньшинство подчиняется большинству.

Сей предрассудок пришелся сталинскому двору в самый раз.

В годы первой мировой войны партия большевиков выродилась в малочисленную секту, оторванную от народа. Эта партия ничего не определяла, ничего не решала, никого за собой не вела.

Самое разительное тому подтверждение - Февральская революция.

Она вспыхнула стихийно и стихийно же, без ведома партии большеви­ ков, завершилась падением царизма.

Чего стоят после этого все панегирики в адрес Ленина, великого провидца?

Сектой, замкнутой в броню демагогии, партия большевиков оста­ валась и весной семнадцатого года.

В 1904 г. Троцкий в брошюре "Наши политические задачи" обвинял Ленина в том, что тот создает партию, которую со временем заменит ее центральный комитет, а этот ЦК, в конце концов, заменит какой-нибудь диктатор...

Ленин сделал все для того, чтобы это пророчество оправдалось. Он до­ вел централизацию партийной власти до предела, и связал членов партии мертвящей дисциплиной. После захвата большевиками государствен­ ной власти остался всего один шаг до личной диктатуры. Этот шаг сделал Сталин.

Ему в сапогах легко шагалось...

ПРОТИВ ЛЕНИНА

Вспомним год восемнадцатый. Сталин развертывает настоящую травлю Мартова, человека, которого высоко ценил глава государства.

Ленин молчит. Почему? Неужели из одной боязни уронить авторитет члена ЦК Сталина? Неужто только из соображений партийного прести­ жа?

Пришло время опубликовать воспоминания М.Ф. Фофановой. Это был близкий Ленину человек, на ее квартире Ленин скрывался в сен­ тябре-октябре семнадцатого года. Она дружила с Надеждой Крупской.

Вот что рассказала мне Маргарита Васильевна в 1973 году, незадолго до своей кончины.

”Как-то в самом начале 1920 года мне позвонил добрый знакомый, член коллегии Рабкрина товарищ Якубов. А надо сказать, работа Рабкрина тоща совсем не ладилась.

- Идет реорганизация Рабкрина, - начал Якубов. - Во главе решено поставить крупную политическую фигуру, а коллегию составить из спе­ циалистов, членов партии. Я выдвинул твою кандидатуру - на сельское хозяйство.

Я поинтересовалась — где они возьмут коммунистов-спецов? А се­ бе, на обдумывание его предложения, попросила некоторое время.

Через три недели Якубов позвонил вновь.

- Мне трудно решиться, я не знаю, как отнесется к твоему предло­ жению тот, кто возглавит Раб крин, - сказала я по телефону.

- Хочешь, я поговорю со Сталиным?

- Если головой будет он, пожалуй.

Через неделю - новый звонок Якубова:

- Сталин с твоей кандидатурой согласен.

- Хорошо. Буду советоваться.

- С кем?

- С Середой.

Семен Пафнутьевич Середа, нарком земледелия, как никто иной со­ ответствовал должности. В прошлом земский работник, старый, прове­ ренный большевик, он знал деревню, сельское хозяйство, был автори­ тетным руководителем. Гражданская война шла к концу, фронтовые коммунисты переключались на хозяйственную работу. При этом неко­ торые товарищи не представляли себя на посту ниже наркома. Как раз в это время Середа испытывал на себе все неприятности, связанные с "подсиживанием”.

... Семена Пафнутьевича я застала вконец расстроенным, он не мог даже говорить спокойно. Меня это обидело.

- Ах, вы не хотите высказать свое мнение? Тогда я позвоню Вла­ димиру Ильичу.

И я набрала кабинет Ленина по "вертушке”.

- Владимир Ильич, у меня есть разговор по личному вопросу.

Ленин з асм еял ся:

- И у вас по личному?.. Ну что ж, когда собираетесь придти?

- Сейчас, если можно.

- Хорошо, приходите.

Ильича я застала в кабинете одного. Он поднялся навстречу.

- Что у вас за личный вопрос?

... Когда я повторила слова Якубова, что во главе Рабкрина должна стоять крупная политическая фигура, Ленин встал и начал ходить по кабинету. Лицо сделалось хмурым, озабоченным. Наконец он остано­ вился.

- И что ж, вы полагаете - этой крупной политической фигурой яв­ ляется Сталин?

- Я Сталина знаю мало, а по словам Якубова реорганизацией Раб­ крина занимается он.

- Маргарита Васильевна, я должен серьезно подумать. Прошу у вас два дня.

... К вечеру третьего дня я пришла в кабинет Середы и стала ждать у аппарата. Звонок Ленина:

- Маргарита Васильевна? Жду вас. Только входите не через Управ­ делами, а в другую дверь, коридором. И не стучите в дверь.

... Как и в первый раз, Владимир Ильич ходит по кабинету, все вре­ мя ходит и молчит. Потом останавливается напротив меня.

- Маргарита Васильевна, о вашем деле я много думал, я даже сове­ товался с Наденькой (жена Ленина в те дни болела). Мы решили, что вам не следует работать со Сталиным. Вы не знаете этого человека. Он не терпит себе ни в чем противоречий. А вы работник самостоятельный, у вас начнутся конфликты.

Ленин вновь прошелся озабоченно по кабинету и добавил:

- И знаете что еще? Сталин человек мстительный, неизвестно, до какого колена он будет мстить. А у вас дети...” * * * Ленин явно не доверял Сталину, таился от него. 24 декабря 1922 го­ да М.А. Володичева записала в Дневник дежурных:

”... В.И. опять вызывал, предупреждал о том, что продиктованное вчера... и сегодня... является абсолютно секретным.” 27 Задолго до ’’Завещания” начал вождь познавать характер товари­ ща Кобы. Склонный идеализировать своих соратников Ленин не мог представить, что злобная мстительность и нетерпимость - всего лишь штрихи богатой сталинской натуры.

Почти весь двадцать второй год возился Ленин с Рабкрином, нако­ нец решил заменить наркома Сталина Цюрупой. И тут же предложил от ветственным работникам при реорганизации Раб крина советоваться...

со Сталиным.

Удивительная непоследовательность! Глубокий ум, острый полемист, энергичный организатор, Ленин пассовал перед наглостью и не понимал того, что Сталин несет гибель всему делу.

Последние три года жизни Ленина наполнены острыми политически­ ми столкновениями, в центре которых неизменно оказывался Сталин.

Чтобы ответить на вопрос "Как это ему удалось?" необходимо осве­ тить некоторые события тех лет.

Год 1921. Сталин вступает в дискуссию по национальному вопросу во всеоружии верхоглядства и великодержавной спеси. Отнюдь не ут­ руждая себя научным опровержением сторонников ленинской пози­ ции, он пускает в ход весь жульнический арсенал присяжного демаго­ га: вульгализаторское передергивание, политические ярлыки и даже запугивание.

Глубокие, провидческие высказывания Г.В. Чичерина о тенденции сверхимпериализма и возникновения сверхнационального государст­ ва, его марксистский анализ национального вопроса (статья Чичерина в "Правде" опубликована 6, 8, 9 марта 1921 года) Сталин на X партсъезде называет "литературщиной". Когда же Чичерин вполне доказа­ тельно опроверг несостоятельные "теории" Сталина, генсек намекнул на меньшевистское прошлое оппонента.

Сафарова, осмелившегося критиковать его, Сталина, тезисы, ген­ сек назвал... бундовцем. Бундовцы еще в 1903 году высказывались за национально-культурную автономию, Сафаров — только теперь, на съезде партии. Все сходится... Все ли? Смешав две эпохи, приравняв обстановку царской России к условиям советской федерации, Сталин поспешил навесить ярлык на дерзкого критика.

С Затонским, отметившим абстрактность сталинских тезисов, до­ кладчик разделался так: опорочил неопубликованные тезисы самого Затонского, с которыми тот не думал выступать, и попутно ошельмовал автора.

Действует он напористо, нагло, без о т я д к и на тылы, уверенный в инертности большинства делегатов, скованных партийной дисциплиной.

Отдельные выступления ленинцев - Скрыпника, Затонского и того же Сафарова не в счет. Скрыпник был резок. Он назвал инертное большин­ ство "партийным болотом", неспособным даже выразить определенное мнение. И... и болото не хлюпнуло.

В первые же годы советской власти Сталин сумел обогатить палит­ ру споров принципиально новыми приемами.

Порядок проведения съезда давал в руки генсека удобное средство заключительное слово. Если в ходе прений под ударами критики начи­ нали трещать псевдонаучные построения Сталина, он мог в заключи­ тельном слове взять легкий реванш. "Я ждал от выступавших делега­ тов большего”, — с детской непосредственностью заявил Сталин на X съезде. 29 И никаких опровержений...

А между съездами - тогда интервалы были короткими — генсек продолжал с в о ю линию. Нападки на Сафарова обернулись натураль­ ной травлей. Ленин же всячески поддерживал "инакомыслящего” Са­ фарова, на помощь ему он послал в Туркестан А.А. Иоффе. 22 декаб­ ря 1921 года Ленин пишет Г.Я.

Сокольникову, председателю Турке­ станского бюро ЦК РКП (б ):

”.... Посылаю Вам с е к р е т н о. Я думаю, что тов. Сафаров (по крайней мере отчасти) прав. Очень прошу Вас расследовать о б ъ е к ­ т и в н о, чтобы не дать склоке, сваре и мести испортить работу в Тур­ кестане... ” 30 Это письмо, подобно сотням других документов, рисующих истин­ ное лицо Сталина, пролежало в безвестности более тридцати лет.

От кого таился Ленин?

Год 1922, сентябрь. Сталин дает указание Кавказскому бюро ЦК провести решение о создании федерации республик Закавказья.

Когда в прошлом году решался вопрос о федерализации этих рес­ публик, Ленин настаивал на осторожном подходе, требовал обязатель­ ного соблюдения демократических норм. Он считал нужным терпели­ во разъяснять политику партии, убеждать население. Все это Сталин, выходец из Грузии, отверг. Он подавил первую же попытку своих зем­ ляков отстоять право на независимость, декларированное Советским правительством. Подавил с присущими ему грубостью и высокомери­ ем и, как обычно... чужими руками. Григорий Орджоникидзе п р и ­ казал сторонникам ЦК Грузии выехать в Москву, в распоряжение ЦК РКП (б ). Униженные грузины обратились в Политбюро. Вмешал­ ся Ленин и передал жалобу в... Секретариат ЦК, то есть в руки Стали­ на. Не ведал тогда Ленин, что для генсека решение Пленума ЦК не по­ меха. Не видел вождь того, что Секретариат ЦК постепенно превраща­ ется в личный секретариат Сталина.

Зато соотечественники Сталина знали, на что способен к и н т о, занявший кресло генсека. 22 октября ЦК компартии Грузии, почти в полном составе, подал в отставку. Сталин мгновенно захлопнул ло­ вушку: Закавказский крайком — а там заправлял делами Орджоникид­ зе - тотчас н а з н а ч и л новый состав ЦК Грузии, и этот послушный ЦК был срочно утвержден Москвой.

Однако в двадцать втором году еще можно было обжаловать реше­ ния центра. И даже надеяться на справедливость. Грузинские комму­ нисты добились в ЦК создания специальной комиссии. Но генсек не вы­ пускал инициативы из своих рук: он предложил включить в комиссию Феликса Дзержинского, Д.З. Мануильского и B.C. Капсукас-Мичкавичуса - людей столь же покладистых, сколь недальновидных. Реше­ ние секретариата ЦК о составе комиссии Сталин провел через Политбю­ ро методом о п р о с а. Опрос - это великая находка. В умелых ру­ ках опрос мог стать удобным средством утверждения единовластия генсека.

Ленин от голосования воздержался 31 и счел нужным послать в Гру­ зию, помимо комиссии ЦК, А. Рыкова. Сомнения Ленина подтверди­ лись: конфликт не угас, разразился скандал, сталинский эмиссар Григо­ рий Орджоникидзе ударил по лицу одного из сторонников Буду Мди­ вани (тогда их еще называли не "врагами народа", а просто ’’уклони­ стами”), ударил в присутствии старейшего коммуниста, члена Полит­ бюро Рыкова.

Что ж комиссия? Она оправдала доверие генсека, признав ”правоту” Орджоникидзе...

Такого рода комиссии Сталин комплектовал из сугубо с в о и х людей (во вторую комиссию генсека вошли Каменев и Куйбышев).

Ленин это видел, посылая повторно с в о и х довереннных лиц.

Получив информацию от Дзержинского, Ленин верно заметил, что "гут сыграли роковую роль торопливость и администраторское увле­ чение Сталина, а также его озлобление против пресловутого ’’социалнационализма”. 32 Теперь понятно, почему Сталин скрыл от Ленина материалы расследования конфликта.

Ленин настойчиво добивался получения материалов комиссии ЦК, Сталин упорно препятствовал этому. Он установил систему жесткой цензуры и давления на секретарей и помощников вождя. Свидетель Дневник дежурных секретарей. Ленин постоянно ощущал тяжелую ру­ ку генсека, поэтому действовал втайне от него. 24 января 1923 года он вызвал к себе Л. Фотиеву и упрекнул ее: "Прежде всего по нашему "конспиративному" делу: я знаю, что вы меня обманываете".

Фотиева пыталась уверить его в гшотивном, но Ленин сказал:

"Я имею об этом свое мнение". 3 На следующий день Ленин напоминает о материалах. 27 января Фо­ тиева узнала от Дзержинского о том, что документы находятся у Ста­ лина. Фотиева записала: "Послала письмо Сталину, его не оказалось в Москве. Вчера, 29 января, Сталин звонил, что материалы без Полит­ бюро дать не может... Спрашивал, не говорю ли я Владимиру Ильичу чего-нибудь лишнего, откуда он в курсе текущих дел. Сегодня Владимир Ильич вызывал, чтобы узнать ответ и сказал, что будет бороться за то, чтобы материалы дали”. 34 Наконец, 1 февраля Политбюро разрешило выдать материалы по "грузинскому делу". Сталин был явно недоволен. Он предложил По­ литбюро освободить его от хлопотных обязанностей, связанных с на­ блюдением за исполнением Лениным терапевтического режима. Он, ко­ нечно же, играл, генсек. Сталин знал, что никто не решится лишить его статуса надзирателя. 35 Ленин тяжело переживал заблуждения большинства членов ЦК.

Они пошли на поводу у Сталина. Ленин не мог смириться с велико­ державной линией в национальной политике и создал, в противовес ген­ секу, свою комиссию для изучения материалов "грузинского дела".

"Ответственными за всю эту поистине великорусско-националисти­ ческую кампанию" Ленин считает Сталина и Дзержинского. 36 Не дове­ ряя им решения острого конфликта, Ленин в письме Троцкому 5 марта 1923 года просит его "взять на себя защиту грузинского дела на ЦК партии". 37 Сталин опасается полного разоблачения, он категорически запреща­ ет Фотиевой информировать Ленина о текущих делах.

Что касается материалов, то наиболее важные генсек от Ленина все же утаил. Так, "пропало" заявление Кобахидзе, которому дал поще­ чину Орджоникидзе. 39 В октябре 1922 года встала проблема монополии внешней торговли.

Заняв сразу же антиленинскую позицию отказа от монополии, Ста­ лин не посчитал нужным вникнуть в суть вопроса, изучить документы, посоветоваться со специалистами. Это он оставляет на долю больного Ленина. За собой же он оставляет право интриговать против Ленина и Троцкого. Но вот Ленину удалось убедить членов ЦК в необходимости сохранить и укрепить монополию. Тогда Сталин бьет отбой: "Ввиду накопившихся за последние два месяца н о в ы х материалов (!)...

,, 40 считаю своим долгом заявить, что снимаю свои возражения...

Ссылка на "новые материалы" - а он и старыми пренебрегал - по­ могла Сталину сохранить свое реноме и... присоединиться в нужный момент к большинству.

Сталин показал себя мастером политического маневра. Это мастер­ ство он оттачивал в борьбе против ленинской линии, ни на один час не забывая о своей, пользуясь языком Станиславского, "сверхзадаче" — подточить здоровье больного вождя.

В декабре 1923 года пленум ЦК встал на ленинскую позицию. Сталин, XII естественно, с большинством. Через полгода в докладе об итогах съезда партии он уже выдает себя за-извечного поборника незыблимости монополии внешней торговли: "Кардинальное значение моно­ полии внешней торговли не нуждается в новых доказательствах". 41 Ленина уже нет в живых. Незадолго до смерти он, не полагаясь на Сталина, просил Троцкого не ослаблять давления на противников монополии.

Апрель двадцать третьего года принес Сталину предсъездовские тре­ вога: на XII партсъезде будет обнародовано ленинское письмо "К во­ просу о национальностях или об "автоматизации".

Прошел год как Сталин занял высокий пост в партии. Конечно, гене­ ральный секретарь всего лишь первый в Секретариате ЦК, он не опре­ деляет политику партии и государства. Сталин еще глядит на мир изпод ладоней Зиновьева и Каменева и не покушается на их авторитет.

И все же пост генсека для него - единственный ход к власти. Надо удержаться!

Ленин уже не встанет, это ясно. Но если на съезде зачитают его пись­ мо, начнется громкая дискуссия, и сталинское предложение объединить все республики под эгидой РСФСР, на правах автономии, будет прова­ лено. Тогда его, Сталина, могут даже в состав ЦК не избрать... Выход подсказала история. Коба где-то вычитал о французском изобретении сеньерен-конвенте, совете старейшин. Да, да, учредить совет, ознакомить его с опасным письмом и тем ограничиться. А чтобы надежнее заблоки­ ровать ленинцев, надо поставить на заседании съезда председателем своего человека, из авторитетных. Такой спасительный план из­ мыслил генсек. Остальное —дело техники, партийной техники...

”... в интересах упорядочения организационной работы съезда и обеспечения наилучших условий информации делегатов” пленум ЦК создал сеньерен-конвент XII съезда РКП (б). 42 Решение пленума ЦК состоялось 15 апреля 1923 года. На следую­ щий день, получив из секретариата Ленина письмо об автономизации, генсек на совещании стар ейшин-дел егатов съезда провел еще одно ре­ шение — не оглашать ленинский документ на съезде, но ознакомить с его содержанием делегации. По желанию делегатов. (Ну, грузинская делегация пожелала. А еще кто?..) Состав президиума съезда был подобран и обработан в нужном ген­ секу духе. В нужный час на сцену вышел нужный человек - им оказал­ ся все тот же Каменев. Он председательствовал на заседании при обсуж­ дении национального вопроса.

Первым в прениях выступил Мдивани. Он хотел было опереться на ленинское письмо, но председатель не позволил цитировать этот до­ кумент.

Председательствующий:

- Товарищ Мдивани, нужно слушаться председателя. Вы сами решили, что письмо это будет сообщено делегациям и здесь опуб­ ликовываться не будет.

Мдивани:

- Я не публикую, а только места цитирую.

Председательствующий:

- Сумма мест и есть опубликование. Если вы намерены при­ держиваться общего нашего решения, которое принято в общих интересах партии, то я просил бы воздерживаться от действитель­ ного опубликования того, что мы решили не опубликовывать.

Мдивани:

- Значит, я должен рассчитывать на свою память, а не на замет­ ки, которые я сделал. 43 Каменев не поленился еще раз остановить Мдивани. Те окрики предупреждение следующим ораторам. В который раз Каменев услуж­ ливо подставил свою мягкую спину под сталинский сапог. Подставил, все еще наивно полагая, будто он направляет и всегда будет направлять шаги начинающего генсека...

Ленин отсутствовал, некому было одернуть ловких политиканов и расколдовать скованную "дисциплиной” сонную толпу делегатов...

Троцкий тоже дремал. Следовало дать бой Сталину именно на этом съезде. Но Лев проспал удобный для прыжка момент.

С докладом по национальному вопросу выступил Сталин. Признать свои ошибки? Дать марксистский анализ критической ситуации? Не для этого поднялся на трибуну генсек. Он говорит о международном значении национального вопроса, о его классовой сущности, об опас­ ности великодержавного шовинизма и о доверии рабочих и крестьян ранее угнетенных народов - о чем угодно, только не о своих ошибках.

Сталин декларирует принцип полной добровольности в союзе наро­ дов и - ни слова об административно-партийном насилии над народа­ ми Грузии и соседних республик. Он пытается теоретизировать, как всегда в стиле наукообразного примитива, но при этом тщательно об­ ходит молчанием высказывания Ленина, его последнее письмо. Ген­ сек упоминает "товарищей уклонистов" из Грузии ("их так называют” стыдливо отмечает в скобках Коба) и доказывает, что если Грузия от­ колется от Закавказской Федерации и "прямо” присоединится к Сою­ зу, то она займет... привилегированное положение. Доказательства глав­ ный специалист по национальному вопросу приводит школьные — от географии.

Итак, — никакой самокритики, шельмование мифических "чинов­ ников” и националистов Закавказья, замалчивание ленинских докумен­ тов, демагогическая пыль в глаза. И все же нашлись ленинцы, сумевшие за пыльным облаком разглядеть политическое трюкачество.

Николай Бухарин показал, как Сталин, приравняв великодержав­ ный шовинизм к национализму, взял под обстрел только местный на­ ционализм.

Николай Скрыпник разоблачил попытки установить некую ’’сред­ нюю линию” при решении национального вопроса (вспомним ’’сред­ нюю линию” периода Бреста, поддержанную Сталиным). Особо он от­ метил сталинскую манеру предъявлять в с т р е ч н ы й и с к - де­ скать, "сначала преодолейте свой собственный национализм”. 44 У Сталина оставалась еще одна возможность признать свои ошибки или хотя бы попытаться опровергнуть сторонников Ленина. Но он ис­ пользовал заключительное слово лишь для того, чтобы опорочить оппо­ нентов, припомнив им прежние партийные ”грехи”. Бухарину он, по­ ходя, приписал... непонимание сути национального вопроса. Вслед за этим генсек обвинил целую группу, во главе с Бухариным и Раковским, в чрезмерном раздувании значения национального вопроса, изза чего они де ’’проглядели вопрос социальный — вопрос о власти рабо­ чего класса”. 45 Все неугодные ему места, включая диалоги Каменев — Мдивани, генсек из стенограммы 1923 года изъял. А его наследники позаботи­ лись о том, чтобы и в таком усеченном виде стенограмма XII съезда не переиздавалась - вплоть до 1968 года.

По поводу ’’исчезнувших” ленинских документов, таких как речь вождя на партийной конференции 1919 года (о национальном вопросе), делегат А.Я. Яковлев заметил: ’’Это пропавшая грамота”. Теперь вот замалчивание письма Ленина об автономизации. ’’Боюсь, чтобы не было еще одной потерянной грамоты”, - добавил Яковлев. 46 Сколько их, потерянных грамот, на совести Сталина...

Какие цели преследовал Сталин в национальной политике? Внедрить в партийную практику методы насилия. Добиться безусловного по­ виновения всего партийного аппарата, в центре и на местах, воле ген­ сека. Саботировать ленинские установки и непрестанно нервировать больного вождя. Обостряя столкновения, провоцируя протесты, выяв­ лять политических противников, конкурентов в борьбе за власть, брать на заметку (и на прицел!) их сторонников. Подбирать себе подручных, проверять и натаскивать их ”в деле”. Так что о национальной полити­ ке в сталинской интерпретации можно говорить лишь как об одном из средств концентрации власти в его руках и - подавления всякого инакомыслия.

XII съезд не прошел гладко. Правда, Сталину удалось вывернуться

- большими и хитрыми трудами. Иногда генсека подводили к самому краю пропасти, заставляли даже заглянуть туда. Он сидел в президиу­ ме, скрывая под маской бодрой невозмутимости внутреннюю дрожь — вдруг его ’’забойщики” отступятся?

Генсек осатанел. Он решил взять реванш и переломить ход дискус­ сии — вопреки решению съезда о борьбе с великодержавным шовиниз­ мом. Если бы ленинцы знали, что Сталин задумал превратить страну в казарму. Если бы они знали, что ему все равно какими средствами будет осуществляться его голубая мечта - через великодержавный шо­ винизм, массовые казни или массовые танцы...

Если бы они знали! Тогда и Николай Бухарин вряд ли встал на за­ щиту "нашего дорогого друга, товарища Кобы Сталина”... 47 Но ревизовать решения съезда, открыто выступать против Ленина это не амплуа Сталина.

... Работал в коллегии наркомата по делам национальностей М.Х.Султан-Галиев. Работал энергично и Сталин ему доверял. И решил СултанГалиев выступить с пропагандой решений XII съезда по национально­ му вопросу и ленинского ’’Письма к съезду”. Неосторожный товарищ был. Сталин ударил неожиданно. По его указанию ГПУ установило за Султан-Галиевым специальное наблюдение - агентурное и по линии связи (почта, телефон). И попал член правительства под колпак орга­ нов сыска и кары.

С первых лет советской власти эти органы находились под контро­ лем партии. Став генсеком, Сталин начал - задолго до большого терро­ ра - подводить Лубянку под свой личный контроль.

Прошло три месяца после ХП партсъезда, и вот ЦК созывает рас­ ширенное совещание с участием актива национальных республик. Оно длилось четыре дня, с 9 по 12 июня, и все четыре дня участники сове­ щания упоминали Султан-Галиева, критиковали Султан-Галиева, про­ клинали Султан-Галиева. Ответить он не мог: перед созывом совеща­ ния его арестовали за... контрреволюционную деятельность.

Материалы совещания пролежали в ожидании света более полуве­ ка. Что же происходило на этом секретном совещании? Сначала - до­ клад от ЦКК Валериана Куйбышева об "антипартийной и антигосудар­ ственной деятельности Султан-Галиева”. Не доклад от имени Полит­ бюро или ЦК о реализации решений партсъезда по национальному вопро­ су, а полицейский окрик контрольной комиссии.

Задумав этот административный трюк, Сталин предвидел возмож­ ные возражения членов ЦК. Поэтому и Куйбышев, и председатель­ ствующий на совещании Каменев (опять он!), и представитель татар­ ских большевиков Ибрагимов не забыли упомянуть о революцион­ ных заслугах обвиняемого, сослались на авторитет, которым он поль­ зовался в татарской республике... Зачем же сразу - к стенке? Пока достаточно ошельмовать товарища Султан-Галиева, пустить в ход поли­ тическую этикетку ’’султан-галиевщина”, потолковать о "национали­ стическом уклоне, переходящем в измену”, напомнить, к слову, об исключении трехсот "уклонистов”, — этого за глаза хватит, чтоб запу­ гать строптивых нацменов. И еще одну задачу поставил перед собой Сталин - дискредитировать Ленина и его письмо. Нашлись исполни­ тели. Первый - Дмитрий Захарович Мацуильский, человек вполне без­ вольный и к тому же достаточно известный в партии. Мануильский взялся поучать делегатов нацменьшинств - надо де извлечь из ”дела Султан-Галиева” урок: не задумываясь о великодержавном шовиниз­ ме, активно бороться с местными националистическими уклонами, — точно в соответствии с антиленинской установкой генсека. Нет, Ма­ нуильский не против решений XII съезда, он даже готов приветствовать их. Жаль только, что они, эти решения, развязали на местах "националь­ ную стихию”. Нельзя же, товарищи, превращать решения съезда в не­ кую "хартию вольностей” для нацменьшинств!..

Старый большевик Мануильский добросовестно исполнил свою сольную партию в сталинском оркестре.

Генсек подобрал ему выразительный аккомпанимент - выступле­ ние Сеид-Галиева, земляка арестованного "уклониста”. Получился ве­ селенький административный спектакль в азиатском вкусе.

В резолюции ЦКК говорится о том, что великодержавный шовинизм вызывает в национальных районах нежелательную реакцию.

Сеид-Галиев:

Если это место н е у д о б н о выбросить, то... надо подчер­ кнуть, что это не реакция, а результат п р и р о д н о г о на­ ционализма”...

Что касается письма Ленина к съезду, то оно, по мнению оратора, обросло слухами, ’'неверными толкованиями, но по содержанию это письмо "ужасного ничего не представляет". (Смех в зале).

Зачем Сталин выпустил на сцену этого скомороха? Из сообщений агентуры он знал: Сеид-Галиев жаждет свести личные счеты с СултанГалиевым. В ходе реализации продразверстки в Татарии Сеид-Галиев допустил вопиющее неравенство при обложении русских и татар. И ког­ да недовольные восстали, Сеид-Галиев объявил это восстание... контр­ революционным (как все-таки быстро провинция усваивала новые ста­ линские методы!). По настоянию Султан-Галиева неумелого администра­ тора отозвали из Татарской республики. Теперь, на совещании, обижен­ ный мог без помех отыграться на Султан-Галиеве.

Характерный штрих: подготавливая резолюцию ЦКК, сталинская команда не позаботилась об анализе причин возникновения "султангалиевщины": местная обстановка, личность "уклониста", - все оста­ лось за рамками резолюции. Зато использовать против арестованного коммуниста его личного врага генсек не забыл.

Но как бы тщательно Сталин не подготовил совещание-спектакль, предотвратить критические выступления и он не смог. Акмал Икрамов упрекнул ЦК в отсутствии подлинной идейно-воспитательной работы на национальных окраинах, в увлечении циркулярами. Михаил Фрунзе разоблачил маневр с докладом ЦКК, позволившим сместить акцент в сторону "формально-юридическую". Он обратил внимание на стремле­ ние раздуть "дело Султан-Галиева" в ущерб главному - борьбе с вели­ кодержавным шовинизмом. Фрунзе призвал партию взять в свои ком­ мунистические руки инициативу реальной и фактической помощи де­ лу национального возрождения отсталых народностей.

Бескомпромиссный бой сталинистам дал Николай Скрыпник. Он прямо заявил, что некоторые делегаты пытаются использовать "дело Султан-Галиева" для изменения политики партии, вразрез с линией, намеченной XII съездом.

" - Совершенно верно!" - откликнулся Троцкий.

Этой репликой он и ограничился. А ведь Троцкий мог - и на съез­ де и на совещании - вместе с другими ленинцами, разоблачить Кобу.

Затем выступил делегат от Туркестана Г.Р. Рыскулов. Оказывается, незадолго до ареста Султан-Галиев знал, что против него затевает ГПУ.

Ни о какой тайной организации он не помышлял, а хотел лишь высту­ пить, совместно с другими товарищами, на съезде Советов в защиту разумной политики в национальных окраинах. Об этом он написал Рыскулову, а тот изложил содержание письма делегатам совещания.

Правда помешала бы Сталину довести задуманное до конца.

Голос Рыскулова потонул в хоре жаждущих расправы.

Ибрагимов предложил допросить каждого "султан-галиевца" персо­ нально "каким крестом крестишься"? И тех из них, "которые не зая­ вят, что Султан-Галиев является контрреволюционером, надо гнать в шею из партии".

Шамигулов потребовал привлечь к ответственности (к какой, спра­ шивается?) всех причастных к "делу Султан-Галиева".

В зале пахнуло полицейским участком...

Пожалуй, самым знаменательным было выступление А. Икрамова.

Он рассказал, что на местах накопилась масса вопросов, связанных с национальной политикой партии.

Но ни один работник не может обра­ титься к Сталину или Каменеву за разъяснениями:

"... он б о и т с я, у него представление, будто бы здесь его аресту­ ют, расстреляют".

Мне видится сквозь знаменитые усы скупая улыбка генсека. Сталин мог быть доволен вполне: его боятся не только в Москве...

Неужели никто из делегатов не уловил дыхание грядущего террора?

Июньское совещание помогло Сталину уточнить расстановку сил.

Отлично справились со своими ролями Куйбышев и Мануильский. По­ том, став Великим Вождем, Сталин милостиво дозволит им умереть в своих постелях, дома. Судьбой критиков он распорядится иначе. Пер­ вой жертвой станет Фрунзе. Он погибнет в октябре 1925 года. По распо­ ряжению генсека его прикончит на операционном столе некомпетент­ ный хирург. Через восемь лет застрелится затравленный Сталиным Нико­ лай Скрыпник. С Икрамовым он расправится в тридцать седьмом.

"Дело Султан-Галиева" - политическая провокация, проведенная Сталиным на вполне профессиональном уровне, с участием ГПУ, под густоидейным покровительством Каменева и Зиновьева, при демонстра­ тивном нейтралитете Троцкого.

Материалы июньского совещания ЦК 1923 года сразу же засекрети­ ли, их предоставили в ограниченном количестве экземпляров только ведущим партработникам. Было что прятать от партии...

На том совещании Сталин продолжал отработку методов управле­ ния партией. А управлять для него всегда означало п о д а в л я т ь.

Николай Скрыпник обронил вещие слова:

"Я опасаюсь, что сама постановка дела Султан-Галиева в насто­ ящем совещании не привела бы к какому-нибудь сдвигу нашей линии".

А сдвиг уже произошел. И не только "линии". Уже тоща стали зри­ мыми такие особенности партийной жизни, как неискренность комму­ нистов и политиканство, - об этом открыто говорил на совещании Скрыпник.

Весной двадцать третьего еще можно было спасти положение. Через год будет уже поздно.

Ленин только начал прозревать, но и ему не было дано разглядеть под личиной "товарища Кобы" могильщика Октября. Он с тревогой писал о бюрократизации государственного аппарата. Скрыпник ока­ зался зорче, он подметил первые признаки перерождения партии.

Этот процесс начался п р и ж и з н и Ленина.

В последних письмах и статьях вождя - боль смертельно раненно­ го человека. Он опасается раскола в партии, тревожится за судьбу со­ юза республик и предвидит, что советские рабочие будут "тонуть в...

море шовинистической великорусской швали, как муха в молоке".

Народ до сих пор не выбрался из "полуазиатской бескультурности", с горечью отмечает Ленин. В некоторых статьях Ленин пишет о непри­ годности центрального аппарата и угнетающей атмосфере чинопочитания и затхлого рутинерства.

Ленин подошел к осознанию беды, к ощущению конкретной опасно­ сти. Но зерно истины еще не выпущилось. Лишь в эпизодах, таких как секретные беседы с М. Фофановой или с секретарями в Горках, возни­ кает зловещая фигура Сталина.

Казалось бы Ленин отметил явные признаки перерождения части партийного и государственного аппарата. Более того, в последних рабо­ тах проступает тревога за будущее, за конечный итог борьбы.

,,Something is rotten in the state o f Denmark” — "Подгнило что-то в Датском королевстве"...

Но иногда в умиравшем вожде верх брал застарелый оптимизм.

В середине января 1923 года, полемизируя с меньшевиком Н. Сухано­ вым, автором "Записок о революции", Ленин задумывается о судьбах Октября и приходит к выводу: "В настоящее время уже нет сомнений, что в основном мы одержали победу". 49 Критическая заметка Ленина была послана в "Правду" и там ей дали заголовок - "О нашей революции".

В январе двадцать третьего, на пятом пооктябрьском году, самое время было писать о нашей к о н т р р е в о л ю ц и и, имея в виду отнюдь не меньшевиков и не буржуазию...

Царизм в России рухнул без руководящего участия Ленина, хотя он и ведомая им партия долгие годы боролись против самодержавия.

Зато путь к новой монархии, уже после падения буржуазного прави­ тельства, Ленин проложил сам — вначале всемерно укрепляя дик­ татуру пролетариата, затем - всемерно способствуя ее перерождению в диктатуру партии и, наконец, - потворствуя захвату власти Стали­ ным.

В годы революции и гражданской войны какую решимость, волю, отвагу проявил Ленин. И вдруг - такая непростительная терпимость к узурпатору. Сталин один был опаснее Керенского, Колчака, Деники­ на, Врангеля вместе взятых.

Герой рассказа "Искоренитель преступлений" одного английского пи­ сателя взял на себя неблагодарную миссию - он борется с хамством, не­ честностью, ленью. И везде — на службе, в магазине, на улице, в омни­ бусе стыдит грубиянов, уговаривает наглецов, взывает к совести мздо­ имцев. Но однажды, потеряв терпение, этот достойный джентльмен пустил в ход кулак и сразу же достиг желаемого результата. И понял, что зре­ лого негодяя можно пронять только кулаком. Над увещеваниями он лишь посмеется.

Ленин долго жил в Англии, читал, конечно, а вот подишь ты...

В 1921-1922 годах Ленин все чаще задумывался над улучшением работы центрального аппарата партии, углублением его связи с масса­ ми. Заботило его и состояние высших государственных учреждений.

Он искал новые, более эффективные формы контроля деятельности руководящих органов и решил изложить свои мысли в виде предложе­ ний XII съезду партии. К 13 января 1923 года он закончил статью ’’Что нам делать с Рабкрином?” (первый вариант) и предложил ее для опуб­ ликования газете "Правда”. Окончательный вариант статьи получил на­ звание ”Как нам реорганизовать Рабкрин?” Шли дни, а статья в печати не появлялась.

На заседании ПБ тогдашний редактор ”Правды” Н. Бухарин сооб­ щил, что Ленин недоумевает по поводу задержки публикации. Членам ПБ стало известно, со слов Крупской, что Ильич о ч е н ь нервнича­ ет. Неожиданно В. Куйбьпнев внес предложение отпечатать ’’Правду” с этой статьей Ленина... в одном экземпляре, и таким способом успоЯ

- коить больного вождя и учителя.

Вряд ли секретарь ЦК Валериан Куйбышев осмелился внести такое предложение от своего имени. Кто подвигнул его на эту пакость?..

У большинства членов ПБ хватило такта, и статья Ленина была опуб­ ликована в "Правде” 25 января. Однако в тот же день Секретариат ЦК разослал во все губернские города указание - не придавать этой статье практичер кого значения. Дескать, вождь болен и не знает сам, что творит...49 Но Ленин очень хорошо знал, что писал и зачем. И когда рекомендо­ вал проводить заседания Политбюро в присутствии ’’определенного числа членов ЦКК”. И когда предлагал ”... следить за тем, чтобы ничей авторитет, н и г е н с е к а, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добить­ ся безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел”. 50 Вот, оказывается, что так нервировало Сталина. Кстати, то место, где Ленин упоминает ’’авторитет генсека”, при публикации статьи ис­ чезло. Нетрудно догадаться - кто персонально об этом позаботился.

Что до указания губкомам - игнорировать ленинскую статью, то здесь генсек оставил явный след: это указание Сталин подписал лично.

Десять лет спустя, когда статью Ленина нарекут ’’гениальной”, ког­ да Сталин сменит кресло генсека на трон самодержца, он распоря­ дится изъять свое директивное письмо из всех архивов. Но два экзем­ пляра сохранится. И несколько старых партийцев, из бывших секрета­ рей губкомов, случайно уцелевших, подтвердят в годы короткой отте­ пели получение той сталинской директивы.

ФЛЕЙТА СИЛЕНА

Как, при каких обстоятельствах зародилась в недрах ЦК эта ’’долж­ ность” —генерального секретаря?

В 1919 году была введена номенклатура ответственного секретаря.

Этот пост занимали Е. Стасова, а с 1921 года - Н. Крестинский. Тогда же учрежден штат из трех ответственных секретарей: А. Микояна, Ем. Ярославского, В. Молотова. Последний проявил свою несостоятель­ ность, поговаривали об его замене, но он все же проник и в следующий состав - уже вместе с В. Куйбышевым и И, Сталиным.

В том трио двадцать второго года доминировал Сталин: его волево­ му напору и властолюбию ни Молотов, ни Куйбышев, не мопги ничего противопоставить. Да и пытались ли? Избирательным механизмом Ста­ лин тогда уже овладел, в технологии управления центральным аппара­ том для него секретов не существовало. Свое руководящее положе­ ние в Секретариате он закрепил формально, присвоив себе статус гене­ рального секретаря. Нужный человек в нужный момент внес на засе­ дании ЦК соответствующее предложение, кто-то с места - Сталин очень хорошо знал к т о - поддержал, и вот уже ’’вопрос” поставлен на голосование...

Интересно было бы установить - кто персонально из членов ПБ и ЦК выдвигал Сталина на различные посты: секретаря, генерального секре­ таря, наркома по делам национальностей, РКИ и, наконец, ответственным за соблюдением Лениным предписаний врачей. В число этих лиц несом­ ненно входили Каменев, Молотов, Ворошилов, Куйбышев... Кто еще?

Кто возражал (если вообще такое случалось) ?

Сочинители сказочной биографии Сталина утверждают будто бы его избрали генсеком по предложению Ленина (на Пленуме ЦК 3 апреля 1922 года). 51 Подобными домыслами книга начинена до отказа. Все они недостойны научного опровержения.

Должность генсека Сталин сохранял за собой более тридцати лет, до самой кончины.* А тоща, в начале двадцатых, никто из ближайшего окружения Ленина, да и сам вождь не придавали этому обстоятельству серьезного значения: возглавляло ЦК Политбюро, председателем кото­ рого с 1922 года был Зиновьев, его сменил через год Каменев. Генсек не определял, не мог определять политический курс партии. Так дума­ ли партийные лидеры. * * *... Фригийский силен Марсий нашел брошенную Афиной флей­ ту. То была волшебная флейта — под ее звуки всяк пускался в не­ * С октября 1952 года Вождя называли секретарем ЦК.

удержимый танец. Древняя легенда рассказывает, что однажды силен заснул на берегу ручья. Афина забрала свою флейту и заиграла... Про­ снувшемуся Марсию не оставалось ничего иного, как пусгитья в пляс.

* * * Вручая Кобе ключ от Секретариата ЦК, Каменев, Зиновьев, Буха­ рин были уверены, что он будет плясать под их д у д к у. Вскоре выяснилось, что у Сталина имеется собственная дудка. В такое без­ обидное на первый взгляд канцелярское словечко "генсек” он су­ мел вдохнуть весомое содержание. Исподволь расширял функции гене­ рального секретаря, усиливал свое влияние в центральном аппарате и на перефирии. Руководители на местах - в губерниях, уездах, в сто­ лицах национальных республик постепенно проникались впечатлением о личном могуществе товарища Сталина. Циркуляры, резолюции, ре­ шения, письма шли в губернии и края за е г о подписью. Команди­ ровочные удостоверения членов ЦК скреплялись той же подписью:

"И. Сталин". И - главное - назначения работников на места.

Распределением высших партийных кадров ведало Организационное бюро ЦК. Эту инстанцию Сталин оседлал сразу. В 1921 году, будучи уже членом ПБ, он вошел в Оргбюро на правах непререкаемого руко­ водителя и начал насаждать повсюду - в аппарате ЦК и Совнаркоме, в нацреспубликах, крайкомах, губкомах с в о и х людей.

Б.С. Баженов, один из секретарей Сталина, рассказал, что генсек имел обыкновение ходить взад-вперед по кабинету, пыхтя трубкой. Потом звонок, вызов секретаря и короткое распоряжение: этого секретаря обкома убрать, того-то послать на его место... Дальше уже Оргбюро, целиком подвластное генсеку, с неканцелярской легкостью оформляло снятие-назначение партийного деятеля.

* * *... В лагерях перемещением "кадров" занималась учетно-распредели­ тельная часть, УРЧ. Заключенный спит себе беспечно на нарах (о чем, собственно, беспокоиться? Пайку начальник выдаст, четырнад­ цатичасового голодного рабочего дня тоже не лишит, впереди много таких дней, месяцев, лет...), а УРЧ уже назначила з э к а на этап —на другую колонну, а то и в другой лагерь. Утром нарядчик вызовет с ве­ щами на вахту, подойдет конвой и - в вагонзак. И никаких прений.

* * * С Оргбюро ЦК тоже никто не спорил.

Сталина это устраивало вполне. Если бы не могущественное ПБ, можно было бы считать так удачно начатую игру сделанной.

Пройдет не так уж много лет, вчерашние наставники генсека нау­ чатся плясать под его дудку, а Политбюро превратится в лакейскую.

Ныне же члены верховного органа партии никак еще не желают смот­ реть на мир из-под козырька сталинской фуражки.

... А если попробовать перелить власть из ПБ в другой орган? Да сделать это без лишнего шума и всяких там решений-резолюций? Этим другим органом мог быть Секретариат ЦК. Сталин пытается придать ему директивные функции.

К сожалению, маневр был разгадан.

На XIV партсъезде в декабре 1925 года Каменев, преодолевая обструкцию сталинских крикунов, ска­ зал:

”... Мы против того, чтобы делать "вождя”.... Мы против тео­ рии единоначалия. Мы против того, чтобы Секретариат... стоял над политическим органом.” 52... Год 1923. Уже два года Сталин занимает пост генсека, а до полной власти в партии ох как далеко... Овладеть в с е м аппаратом ЦК, расставить на решающих участках с в о и х людей, преданных, испол­ нительных и - обязательно! — не рискующих взирать на генсека свер­ ху, как Троцкий. Не смеющих смотреть ему, Сталину, прямо в глаза, как Скрыпник или Затонский, а способных заглядывать снизу и ловить директивы из-под генсековских усов.

Они уже имеются - Молотов, Куйбышев, Ворошилов, Андреев, Ярославский... Но их еще мало.

И Сталин упорно, методично укрепляет свои тылы - в Оргбюро, в Секретариате, в отделах аппарата ЦК, в редакции ’’Правды” и в Совнар­ коме.

Партийная бюрократия в 1921-1924 годы только еще набирала рост, а Сталин уже учуял непоборимую силу аппарата ЦК.

Порядок назначения на ответственные посты в центре и губерниях через ЦК был установлен при жизни Ленина. Уже тогда диктатура про­ летариата переросла в диктатуру партии.

Придя к власти, пока еще далеко неединоличной и пока еще только в партии, Сталин быстро усвоил простую истину: ключ к вожделенной власти лежит в кабинете генсека. И еще одно он усвоил: аппарат ЦК может многое.

В недрах аппарата можно похоронить любое решение ЦК, даже ре­ шение съезда партии. Тот, кто овладел аппаратом, мог заблокировать указание Политбюро или члена ПБ. Этот же деятель мог провести че­ рез аппарат, под видом директивы ЦК, свое личное указание.

Когда Ленин, опасаясь политического раскола, начал диктовать стро­ ки своего Завещания, в котором предлагал увеличить число членов ЦК до пятидесяти или даже до ста, он имел в виду обучить цекистской работе возможно большее число коммунистов.

Сталин своеобразно воспользовался этим советом вождя. На XII съез­ де партии он уже шельмует, ”на основании” ленинских слов, руководя­ щих работников ЦК. Сталин заявляет, что внутри ЦК имеется ядро в десять - пятнадцать человек, которые наловчились в деле руководства и "рискуют превратиться в своего рода жрецов по руководству.... мо­ гут заразиться самомнением, замкнуться в себе и оторваться от масс...

Это ядро внутри ЦК... становится старым, ему н у ж н а см ен а » 53.

Вот какую трансформацию претерпела ленинская рекомендация.

Выразив в лишенной изящества форме недоверие соратникам Ленина, Сталин предлагает взять в ЦК ”... свежих работников,.. имеющих го­ ловы на плечах. 54 Предложение Сталина повисло в воздухе, делегатам оно показалось преждевременным. Ему бы обождать немного, еще вождь не почил, еще не потеряло вес Политбюро и старая гвардия оставалась в силе.

Товарищ Коба бывал иногда излишне прямолинеен и тороплив. Но Сгалин-политик уже научился менять скорость и корректировать соб­ ственные ошибки. Отправляя в печать стенограмму съезда, Сталин вы­ черкнул из текста своего выступления слова о ’’будущих руководите­ лях”.

(Лишь в 1968 году исчезнувшие строчки всплывут в примечании но­ вого издания).

Но слова - словами, а дело - делом. Число членов ЦК возросло с двадцати семи до сорока - столько избрал съезд. Теперь генсеку лег­ че будет маскировать продвижение своих людей на ключевые посты в партии. И проще выводить из ЦК неугодных.

При Ленине каждый член ЦК мог и в Секретариате, и в Оргбюро, и в ПБ поставить любой волнующий его вопрос, отстаивать свою точку зрения и, в случае надобности, обратиться к пленуму ЦК. Но и решение пленума, обязательное для всех коммунистов, член ЦК мог обжаловать перед съездом партии.

Эта Ленинская традиция связывала действия генсека, костью в гор­ ле застряла. Он ’’терпел” до 1925 года. На XIV съезде партии Сталин дозволил меньшинству выступить в последний раз. На этом демократи­ ческая традиция иссякла. На следующем съезде никто уже с генсеком не спорил: ни один ’’вольнодумец” не был даже ’’избран” делегатом.

На X съезде в докладе о продналоге Ленин высказал любопытные мысли.

’Твердый аппарат должен быть годен для всяких маневров.... По­ литика есть отношения между классами... Аппарат, как подобное сред­ ство, чем тверже - тем лучше и пригоднее должен быть для ма­ невров”. 55 И Ленин ставит перед партией задачу - добиться полного подчинения аппарата политике партии.

Что еще нужно было Сталину? Получив этот теоретический пода­ рок, он наивыгоднейшим образом использовал ленинские советы, лишь немного модифицировав последнее указание вождя: добился абсолют­ ного подчинения аппарата ЦК с в о е й личной политике, заботливо спеленал оппозицию и недрогнувшей рукой заткнул ей кляпом рот.

* * * ”Как это ему удалось.”...

В борьбе за единоличную власть в партии Сталину сопутствовали благоприятные обстоятельства - это также войдет в ответ на постав­ ленный в заголовке вопрос.

Старая пословица "Рыба тухнет с головы” неизменно приходит на ум, когда пытаешься восстановить историю перерождения большевистской партии. Процесс начинался в верхах. Сталин взял на себя роль катали­ затора. При нем процесс разложения партийного руководства получил тройное ускорение.

На самом верху - партийные бонзы, у них под рукой аппарат ЦК, проводник директив. Внизу - безгласная, скованная тотальной партдисциплиной, масса рядовых членов.

Такова схема взаимоотношений внутри партии, сложившаяся в 1923 году. Умиравший вождь был уже бессилен что-либо изменить.

Последние годы жизни Ленина Сталин, с помощью послушного ап­ парата, третирует основателя партии. Когда старый коммунист Г.Л. Шкловский попросился на заграничную службу, Ленин, помня сов­ местную работу в годы эмиграции, предложил его кандидатуру - от госбанка или внешторга. Но Оргбюро провалило рекомендацию вождя.

Сталин - устами других членов бюро - обвинил Ленина в... протек­ ционизме.

Отвечая на записку Шкловского, Ленин писал 4 июня 1921 го­ да:

"Вы вполне правы, что обвинять меня в "протекционизме”, в этом случае - верх дикости и гнусности. Повторяю, что тут ин­ трига сложная. Используют, что умерли Свердлов, Загорский и другие. Придется вам идти "с начала". Есть и предубеждения, и упорная оппозиция, и с у г у б о е н е д о в е р и е ко мне в этом вопросе. Это мне крайне больно, но это факт.... "Новые" пришли, стариков не знают, рекомендуешь - не доверяют, по­ вторяешь рекомендацию - усугубляется недоверие, рождается упорство: "А мы не хотим!" !!!

Ничего не остается: с начала, с боем завоевывать новую молодежь на свою сторону „. 56 В этом маленьком письме, написанном Лениным за два года до смер­ ти, - трагедия вождя, теряющего партию.

К двадцать третьему году Сталину удалось сколотить небольшую, но сильную, облеченную высшей властью группу карьеристов.

Старые партийцы, из проницательных, видели куда гнет генсек.

Нашлись среди них смельчаки — Скрыпник, Красин, Осинский, Лутовинов, Затонский... Они безбоязненно разоблачали сталинский бонапартизм, фракционные интриги генсека.

На XII съезде Косиор прямо обвинил ЦК в групповщине:

- Руководящая группа ведет с в о ю политику, которая часто противоречит интересам партии.

"Десятки наших товарищей стоят вне партийной и советской рабо­ ты” лишь потому, что они участвовали в дискуссиях. А в руководящие органы попадают только те, кто "связан в прошлом или настоящем с руководящей группой Центрального Комитета”. 57 Лутовинов убийственно точно аттестовал групповую политику, про­ водимую генсеком от имени ЦК.

Что же Сталин? В заключительном слове он лишь вскользь упомя­ нул Лутовинова и ушел от ответа в дебри международной обстанов­ ки. И продолжал после съезда подрывную фракционную деятельность.

В подобных случаях в народе говорят: ”А Васька слушает, да ест”.

История знает еще одну попытку вырвать центральный аппарат из цепких рук Сталина. В августе 1923 года в Кисловодске отдыхали Зи­ новьев, Бухарин, Евдокимов, Ворошилов, Лашевич, Фрунзе и еще не­ сколько ответственных партийных деятелей. Прогуливаясь однажды в окрестностях курорта, они собрались в пещере и там обсудили поло­ жение, сложившееся в аппарате ЦК. Оказывается, Оргбюро снимает, назначает, перемещает партийных работников, не советуясь с членами Политбюро. Все делается тихо, келейно, кто-то настойчиво продвига­ ет на ответственные посты в Москве и в губерниях своих людей...

От имени этой группы послали письмо Сталину. Генсек срочно при­ был в Кисловодск. Сталин ’’успокаивал” товарищей: их страхи вовсе беспочвенны, никто не игнорирует Политбюро, никто не нарушает Уста­ ва партии. В этом нетрудно убедиться - он приглашает членов ПБ регу­ лярно присутствовать на заседаниях Оргбюро.

Товарищи приняли к сведению сказанное Кобой. Но на заседаниях Оргбюро никто, кроме Зиновьева, не появился. Да и он зашел как-то невзначай, на минутку...

Никто из них не видел истинных масштабов организационной под­ готовки, проводимой генсеком через аппарат. Никто не ведал, что уже тогда, при Ленине, Коба вел слежку за каждым шагом вождя и его сорат­ ников : ни один разговор, ни одна записка, ни один лист копировальной бумаги Секретариата ЦК и личных секретарей членов ПБ не могли ми­ новать желтых глаз Иосифа Сталина.

Через год после смерти Ленина генсек усовершенствует систему слеж­ ки. Бориса Бажанова давно занимал вопрос: бумаги шеф подписывает по­ чти не глядя, в серьезные проблемы, требующие глубокого внимания, не вникает. Что же он делает долгими часами?.. Однажды, заяйдя в ка­ бинет, Бажанов увидел Сталина за столом с телефонной трубкой, при­ жатой к уху. Но что это? На всех телефонных аппаратах трубки - на местах. Секретарь заметил шнур, уходящий в ящик письменного сто­ ла. Значит... В этот момент Сталин поднял голову, и не отнимая труб­ ки от уха, посмотрел на секретаря. Бажанов молча отступил к двери и вышел.

Об этом эпизоде он поведал другому доверенному помощнику ген­ сека Льву Мехлису. Тот заметил коротко, что это их не должно касать­ ся.

Монтаж подслушивающего устройства осуществил чешский специа­ лист. Расчет с ним хозяин произвел, разумеется, на Лубянке: там зна­ ли, как поступать с лишними свидетелями.

Ставленники Сталина заняли в ЦК ключевые позиции. Они активно поддерживали Сталина, создавали в центральном аппарате атмосфе­ ру, благоприятную для роста железного авторитета нового вождя, взрыхляли и удобряли почву, вырывали ’’сорняки”...

Никто уж не ждал Ленина назад, соратники думали кем его заме­ нить. На импровизированном совещании в Кисловодске вспомнили о принципе коллеги ал ьного руководства партией, советовались как от­ вести претензии Сталина на единоличное правление.

Поскольку Секретариат стал приобретать значение и силу дирек­ тивного органа, есть резон ввести в него, скажем, трех членов Полит­ бюро - Троцкого, Сталина, Зиновьева. Эту тройку можно составить с участием Каменева или Бухарина - взамен Зиновьева. Так сформу­ лировал предложение Бухарин и составил, вместе с Зиновьевым, пись­ мо Сталину. Против высказался Ворошилов, но остальные согласились с Бухариным.

Письмо отвез генсеку в Москву Серго Орджоникидзе.

Тройка членов Политбюро в его Секретариате - это Сталину подходило менее всего. При любом составе тройки, рядом с Троцким, Зиновьевым, Каменевым или Бухариным он выглядел бы бледно. В Секретариате, Политбюро у него уже были с в о и люди, машина го­ лосования не подведет. А тройка... Можно ли поместить в одну лодку волка, козу и капусту? К какому берегу пристанет лодка, кто в ней останется?

Сталин экстренно выехал в Кисловодск и сразу же припугнул своих соратников отставкой: ”... Если товарищи настаивают, я готов очистить место без шума, без дискуссии, открытой или скрытой.

В этом театральном жесте закулисный смысл: собравшиеся осенью двадцать третьего в кисловодской пещере, уже читали Завещание Лени­ на: ’Предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина...” Эти слова вождя обожгли начинающего диктатора, и он решил при­ грозить уходом...

Соратники растерялись: Коба их не понял, так вопрос не стоит...

Тогда Сталин предложил для согласования политической линии с организационной работой ввести трех членов ПБ - Троцкого, Буха­ рина и Зиновьева в Оргбюро. Не в Секретарит, а в Оргбюро.

И наши прожектеры пошли на компромисс.

Эта куцая реформа ничего не дала, ибо названная тройка на заседа­ ниях Оргбюро не появлялась.

Однако кисловодский вариант встревожил генсека. Он вспомнил о нем на XIV съезде. Решив высмеять ’’пещерных людей”, он упомя­ нул о тогдашних переговорах в ироническом духе, повторив слова о готовности ’’очистить место”.

После смерти Ленина прошло почти два года, положение генсека настолько упрочилось, что можно было и пошутить. На съезде Сталин сыграл ”на публику”, а заодно ударил по авторитету Зиновьева, назвав его предложение... ’’ п л а т ф о р м о й об уничтожении Политбюро”.

Мастер политической интриги начал манипулировать ярлыками.

ДРАКА ЗА КРЕСЛО

В двадцать третьем году на самом верху уже знали, что дни вождя сочтены. Ленин тоже не делал из этого тайны.

Конкуренция за власть обостряется, под Троцкого роют новую ми­ ну - Сталин вновь пытается проникнуть в РВС. Троцкому передано ’’мнение" ЦК - ввести в РВС генсека. Несколько ставленников Стали­ на уже успели проникнуть в цитадель Троцкого.

Троцкий всегда пренебрегал организационной работой, не сходил до тактических уловок, надеясь на неотразимую силу убеждения.

Не то Сталин. Он вел осаду крепости по имени Троцкий по всем "правилам" политического интриганства, не чураясь черновой подгото­ вительной работы, отвоевывая у противника одну позицию за другой.

Троцкий в своей барской заносчивости никак не хотел принимать Сталина всерьез, он не замечал масштабов травли, не видел конечной цели затеянной против него кампании.

Иначе бы он не заявил на засе­ дании Политбюро:

- Я готов отказаться от всех своих постов и пойти рядовым солдатом в бой за германскую революцию: она вот-вот грядет!..

- Я тоже готов уйти в отставку, - поднялся Зиновьев, - и отправиться сражаться радовым солдатом!

Сталин умело подыграл своим партнерам:

- Но ЦК не может рисковать сразу двумя такими ценными жиз­ нями.

... Патетику Троцкого, если она была искренней, понять еще мож­ но. Но Зиновьев в хитоне и на котурнах — это уж слишком.

Что до Сталина, то не всякий актер способен на такой драматиче­ ский экспромт. И если бы не Троцкий, который вышел, яростно хлоп­ нув дверью, эта сценка м о т а бы стать украшением очередного крем­ левского спектакля.

... Что-то неладное творится в стране. Пять лет народовластия, а экономический кризис не изжит: производительность труда в промыш­ ленности - ниже уровня 1913 года, сельское хозяйство запущено, от транспорта - одно название, от дорог тоже... Острая нехватка самых необходимых товаров, продовольствия, жилья, обесцененные деньги...

Недовольные рабочие устраивают стачки.

Триумвират не знал, как справиться с трудностями и вместо того, чтобы признаться в этом, да посоветоваться с активом, усилил админи­ стративный нажим.

На Пленуме ЦК в сентябре двадцать третьего года Дзержинский об­ винил руководителей в диктаторстве, отказе от партийной демокра­ тии, забвении принципа выборности, нетерпимом отношении к крити­ ке. Пленум отнесся серьезно к этому выступлению и создал специаль­ ную комиссию во главе с Дзержинским.

В том же духе, но гораздо резче, высказался Троцкий в письме Цент­ ральному Комитету 8 октября. Через неделю в ЦК обратилась группа старых коммунистов. В этом документе (вошедшем в историю под названием "Письмо сорока шести”), полном тревоги за судьбу рево­ люции, содержится анализ государственной экономики, финансов и прак­ тики партийного руководства.

"Режим, установившийся в партии, совершенно нетерпим. Он убивает самодеятельность партии, подменяя партию подобранным чиновничьим аппаратом... Создавшееся положение объясняется тем, что объективно сложившийся после X съезда режим фрак­ ционной диктатуры внутри партии пережил сам себя".

Авторы письма обвиняли руководителей, потерявших связь с парти­ ей, в проведении политики, гибельной для страны. Они предложили, не медля, созвать расширенное совещание ЦК.

В числе сорока шести, подписавших это заявление, был В. АнтоновОвсеенко, начальник политического управления РВС.

Он сделал важную приписку к тексту:

"Потребность в прямом и откровенном подходе ко всем нашим болячкам так назрела, что целиком поддерживаю предложение созыва указанного совещания, дабы наметить практические пути, способные вывести из накопившихся затруднений".

Там, наверху, письмо сорока шести восприняли как дерзкий выпад против партии. Напуганный Андрей Бубнов поспешил зачеркнуть свою подпись, но было уже поздно: такой удобный для политической прово­ кации повод ни Сталин, ни Зиновьев не упустят. Объективное рассмот­ рение письма, откровенный, товарищеский разговор - это Сталина и его приспешников не устраивало. Созванный вскоре объединенный пленум ЦК и ЦКК объявил авторов письма фракционерами и обвинил их, вкупе с Троцким, в раскольнической деятельности. (Опять и опять Держи вора!").

Характерная для "вождей" деталь: резолюция октябрьского плену­ ма не была опубликована. Тройка партийных консулов не обнародова­ ла и текст "крамольного" письма. В тридцатые годы, став властелином, Сталин убьет одного за другим в с е х подписавших то письмо. Но и тогда оно не увидит света. И долго еще со всех партийных амвонов будут сыпаться проклятья на головы выдуманных Сталиным ’'троцки­ стов"...

Однако в октябре двадцать третьего года содержание письма сорока шести, так же как и выступления Троцкого, стало известно многим чле­ нам партии. Пришлось триумвирам кое-что признать.

7 ноября Зиновьев публично, в газете "Правда”, соглашается с тем, что нынешний стиль руководства ущемляет партийную демократию.

"Правда" призвала членов партии принять активное участие в дискус­ сии по статье Зиновьева ”Новые задачи партии”.

В течение трех недель, начиная с 13 ноября, "Правда" публикует ма­ териалы внутрипартийной дискуссии. Она оказалась столь плодотвор­ ной, что уже 5 декабря Политбюро и Президиум ЦКК смогли на сов­ местном заседании принять единогласно резолюцию.

Этот примечательный документ утверждал принципы коллективно­ сти руководства и свободы внутрипартийной критики. Резолюция тре­ бовала "... чтобы руководящие партийные органы прислушивались к голосу широких партийных масс, не считали всякую критику проявлением фракционности и не толкали этим добросовестных и дисциплинированных партийцев на путь замкнутости и фрак­ ционности..."

Ссылки на "партийную дисциплину” при обсуждении вопросов пар­ тийной жизни признаны неправильными, ибо такое обсуждение - неотъ­ емлемое ”право и обязанность членов партии”.

ЦК призывает бороться с ’’бюрократическими извращениями пар­ тийного аппарата и партийной практики”.

Нет нужды сличать тексты письма сорока шести и резолюции ЦК от 5 декабря 1923 года: по духу и содержанию они близнецы.

Не потому ли текст резолюции был лишь однажды, 7 декабря, опуб­ ликован в ”Правде”, а потом засекречен на десятилетия для удобства придворных фальсификаторов истории.

Первыми нарушили резолюцию ЦК сами члены ПБ. Одно дело декла­ рировать свободу критики, другое - терпеть ее.

Новоявленные ”вожди” жестоко обманули доверие честных револю­ ционеров. Одной из первых жертв стал Антонов-Овсеенко.

Работая под началом председателя РВС Троцкого, он, казалось, обязан был выступать вместе с ним. Но на собрании работников ПУРа он вырабатывает резолюцию в поддержку ЦК, а документ противников отклоняет.

Скованный партийной дисциплиной, Антонов уклоняется от участия во внутрипартийной дискуссии. Когда ему предложили выступить с до­ кладом от оппозиции на собрании в школе ВЦИК, он рекомендовал обратиться к Радеку или Преображенскому. Но узнав, что будет высту­ пать Зиновьев, решил с ним поспорить. На собрание Антонов отправил­ ся со своим помощником Дворжецом. Дворжец в 1917 году, при Ке­ ренском, стал прапорщиком, примкнул к революции, был позднее при­ нят в партию непосредственно ЦКК, состоял на партучете в ш оле ВЦИК.

На собрании Зиновьев вел себя вельможно, третировал оппонентов, требовал безусловного подчинения ’’линии ЦК”.

Антонов пытался удержать Дворжеца, но тот все же взял слово и дал отпор члену ПБ, да еще в резкой форме.

... В перерыве Зиновьев подсел к Дворжецу:

”Вы выступили как прапорщик выпуска Керенского...” Вскоре после памятного собрания Дворжеца вызвали в ЦКК. Адъю­ тант Антонова сообщил об этом начальнику ПУРа и добавил: Дворжец опасается ареста.

” - Да... Зиновьев человек жестокий, мстительный, - заметил Анто­ нов. - От него можно ожидать всего.” Зиновьев решил уничтожить дерзкого спорщика, осмелившегося ”не по чину” критиковать члена ПБ. Дворжеца арестовали, сослали на пять лет. В тридцать седьмом его постигла судьба миллионов неугод­ ных Хозяину.

Расправа с Дворжецом в декабре двадцать третьего - один из самых ранних звонков грядущего террора.

21 декабря Антонов-Овсеенко передает в ЦК заявление по поводу дискуссионного собрания в школе ВЦИК. Но аппарат ЦК уже налов­ чился отмахиваться от докучливых заявлений.

27 декабря, когда Дворжеца уже ’’привлекли”, Антонов обращает­ ся в ЦК с резким письмом в защиту коммуниста, воспользовавшегося недавно декларированным ’’правом и обязанностью” обсуждать вопро­ сы партийной жизни.

Это письмо Антонов писал ночью, он торопился.

”Мы не царедворцы партийных иерархов! — бросил он в лицо ста­ линской верхушке. - Неспособные руководить, вы стеной отгороди­ лись от партии и даже ’’большевистские предрассудки мобилизовали” лишь бы заглушить критические голоса.” С тревогой писал Антонов о том, что в руководящей среде не пре­ кращаются распри, что линия большинства ЦК "вредна для единства партии, она подрывает моральную сплоченность армии” и моральный авторитет РКП (б) в Коминтерне.

’Т ак не может долго продолжаться. Остается одно - аппелировать к крестьянским массам, одетым в красноармейские шине­ ли, и п р и з в а т ь к п о р я д к у з а р в а в ш и х с я вож­ дей!”® Антонов решил отправить письмо немедленно.

... Начальник отдела печати ПУР Михаил Поляк, которому АнтоновОвсеенко утром зачитал письмо, пытался удержать его от этого шага, но Владимир Александрович поступил по-своему:

- Я никогда не кривил душой перед партией, не был фракционе­ ром, - ответил он.

Таких-то сталинцы убирали с дороги первыми. Правда, упечь Анто­ нова в лагерь не совсем удобно. П о к а неудобно. Придется ограни­ читься провокацией, уже сочиненной Зиновьевым, - обвинить его в том, что он якобы превратил ПУР в... штаб фракционной борьбы против партии.

12 января 1924 года Антонова вызвали на заседание Оргбюро ЦК.

Сталин обвинил его во фракционной деятельности. Генсек явился на заседание не с пустыми руками: подручные заготовили на Антонова особый материал, ’’изобличающий” начальника ПУРа в попытках дей­ ствовать автономно - якобы он не известил ЦК о созыве конферен­ ции партячеек военноучебных заведений и не согласовал с ЦК цирку­ ляр ПУРа № 200.

Опровергнуть это вздорное обвинение можно было лишь разобла­ чив адскую кухнюаппарата ЦК. Пункт первый резолюции Оргбюро опирался именно на эти спецдомыслы.

А вот пункт второй:

”Письмо т. Антонова-Овсеенко членам Президиума ЦКК и Политбюро ЦК от 27 декабря 1923 года с угрозой по адресу ЦК ’’призвать к порядку зарвавшихся вождей”, является неслыхан­ ным выпадом, делающим невозможным дальнейшую работу т. Ан­ тонова-Овсеенко на посту начальника ПУРа.” Резолюции Оргбюро предшествовало решение ПБ, в котором так­ же доминировали сталинцы.

Этакая административная гармония... То время родило выражение:

’’аппаратный режим”.

Меж тем специальная комиссия ЦКК (Шверник, - еще один непо­ топляемый персонаж на кремлевской сцене) обследует работу ПУРа и... ничего криминального не находит.

Антонов-Овсеенко аппелирует к пленуму ЦК. На заседании 15 янва­ ря он подробно анализирует резолюцию Оргбюро, который вменяет ему в вину письменную угрозу ЦК.

’’Считаю неоспоримым п р а в о м члена партии указывать членам ЦК на ту или иную опасность партийного положения; счи­ таю, что своим письмом в ы п о л н и л д о л г партийца и Начпура, озабоченного положением в Армии и ее парторганизации.

Наконец, никакой угрозы не заключается в моем письме от 27 де­ кабря, кроме — воздействовать в п а р т и й н о м п о р я д к е (через конференцию или съезд) н а фракционно на­ строенных вождей со стороны партийно-мыслящих това­ рищей”.

Как это созвучно выступлению Ю.Х. Лутовинова на XII партсъезде. Сравнив Политбюро с ’’непогрешимым папой”, Лутовинов сказал, что ’’монопольное право на спасение партии должен иметь не только ЦК, но и каждый активный член партии”. 6...

Антонов-Овсеенко на пленуме взывает к элементарной справед­ ливости:

"Настаиваю на совершенной ясности в постановке вопроса обо мне. Речь идет об отстранении с поста начальника Политуп­ равления, члена партии, осмелившегося выступить в партийном порядке против линии большинства ЦК, в р е д н о й д л я е д и н с т в а партии и моральной сплоченности армии.

Все обвинения в том, что ПУР был мною превращен в штаб фракции, отметаю с презрением - никто этого не доказал и ни­ когда доказать не сможет. А до тех пор, пока это не доказано, смысл моего устранения будет один - еще до съезда партии с в е ­ с т и г р у п п о в ы е счеты со слишком партийно-выдержанным, неспособным на фракционные маневры товарищем".

Не Антонов первый обвинил партийную верхушку в групповщине.

В апреле двадцать третьего, на XII съезде, о г р у п п о в о й п о л и т и к е руководителей ЦК в организационных вопросах говорил Стани­ слав Косиор. 62 На январском пленуме ЦК 1924 года Антонов-Овсеенко смело раз­ облачил клеветническую кампанию, начатую центральным аппаратом против него с целью запугать всех активных коммунистов, причислен­ ных к "троцкистской оппозиции".

"Я отнюдь не заблуждаюсь, - заявил членам ЦК Антонов, - что этой широко ведущейся кампании д а н о п р е д е л е н н ы й т о н и ни­ кем другим, как товарищем Сталиным".

В этом Антонов действительно не заблуждался. Однако он явно не­ дооценивал силу людей, занявших в партии ключевые посты. В подцержку резолюции Оргбюро выступили Молотов, Шверник, Шкирятов, Яро­ славский. За стационарными спинами этих угодников (они еще сослу­ жат Хозяину кровавую службу) главный дирижер мог бы и отсидеться, но Сталин, обеспокоенный аргументированной защитой Антонова, бро­ сил на весы несколько тяжелых фраз. Он повторил ничем не подтвер­ жденные домыслы об отказе начальника ПУРа согласованно работать с ЦК.

... Секретариат генсека - Политбюро - ЦКК - Оргбюро - пленум ЦК, - дело Антонова-Овсеенко пропустили через конвейер.

И партийные иерархи победили.

За начальника ПУРа вступился один лишь Карл Радек: "В резолю­ цию о внутрипартийной демократии нужен пункт, запрещающий работ­ никам ПУРа принимать в ней участие. Если бы Антонов-Овсеенко исполь­ зовал аппарат ПУРа для фракционной борьбы - другое дело! За недо­ пустимый тон письма надо взыскать в партийном порядке, но не валить три вопроса в одну кучу. Пока следствие в ПУРе не окончено, снимать Антонова-Овсеенко нельзя!” Со злобными "обличениями" Антонова несколько раз выступил на заседании М. Лашевич. Бухарин, Томский, Дзержинский, Петровский м о л ч а л и. О чем они думали?

... Из тридцати трех членов и кандидатов в члены ЦК (не считая Само­ го), участников заседания, лишь десять переживут террор тридцатых годов.

Антонов-Овсеенко бросился в драку, очертя голову, во имя един­ ства партии. Сталин удалил его от активной работы во имя того же един­ ства.

Но это для ’’публики”. На самом же деле Сталин не мог простить Антонову-Овсеенко его дерзкого письма с обещанием ’’призвать к по­ рядку зарвавшихся вождей”. Эти слова генсек процитировал на XIII партконференции и там вновь прибегнул к грубо сработанной инсинуа­ ции о ”несогласовании” мероприятий ПУР с ЦК. Объясняя делегатам причины отстранения Антонова, Сталин заявил будто он ’’систематиче­ ски отказывался установить деловой контакт со своим ЦК”. 63 Оклеветанного, униженного Антонова отправили через пару месяцев с дипломатическим поручением в Китай.

’’Антон едет в Кантон”, - с горькой усмешкой объявил Антонов своим старым товарищам, знавшим его в годы подполья под именем ’’Антон”.

Потом его отправили полпредом в Прагу, Каунас, Варшаву. В то на­ ивное время строптивых коммунистов наказывали всего лишь дипло­ матической ссылкой. Там, на заграничном досуге, найдется время по­ думать и решить - ’’пережил сам себя” режим фракционной диктату­ ры или нет.

Конфликт Антонова-Овсеенко с руководящей фракцией СталинаЗиновьева не локальное событие, а поучительная история, в которой проявилась раскольническая стратегия генсека.

Спекулируя на ленинской доктрине единства партии, Сталин все круче завинчивает гайки партийной дисциплины, глушит любые попыт­ ки критиковать триумвират.

Конфликт был ’’улажен” испытанным рецептом. Они будут в дей­ ствии многие годы - рецепты той кухни и повара первой руки - Мо­ лотов, Каганович, Шкирятов, Шверник, Ярославский...

Но почему все-таки молчали на заседании январского пленума ЦК видные партийные деятели, революционеры с героическим прошлым?

Боялись за себя? И это было.

Многие не смогли еще уловить суть происходящего, а те, кто учуял запах главной кухни, решили его не замечать, поскольку лишь сталин­ ский триумвират способен вывести партию на правильный путь.

Троцкий же заведет ”не туда”.

Так они думали.

В дай жарких политических сражений вдова Владимира Загорского, погибшего при взрыве бомбы в здании МК 25 сентября 1919 года,

Ольга Пилацкая спросила генсека:

- Послушай, Коба, объясни мне, что происходит?

- Хочешь знать, да? Сама не видишь? Д р а к а за к р е с л о вот что происходит!

В этой драке люди, подобные Антонову-Овсеенко, участвовать не хотели. Не для того вступили они в смертельную схватку с царизмом и буржуазным правительством. Не новой монархии ради свершили ре­ волюцию. Но увидев в Сталине и его речистых коллегах опасных узур­ паторов, Антонов не мог оставаться пассивным. Но и Троцкий в роли диктатора не сулил никому добра.

... В 1918 году не Троцкий ли учредил институт заложников из род­ ственников царских офицеров?

... Для чехословаков оружие являлось единственной гарантией воз­ вращения на родину. 25 мая Троцкий распорядился: оружие сдать, непокорных - в лагерь. Этот приказ корпусу был отдан в 23 часа, а на рассвете началось восстание чехословаков, унесшее десятки тысяч жиз­ ней.

... Май 1919 года. Командующий Украинским фронтом АнтоновОвсеенко отдал приказ о развертывании бригады Нестора Махно в ди­ визию, снабдить ее необходимым оружием, снаряжением. В критиче­ ский момент кровопролитных боев Махно с белогвардейцами Троцкий отменил приказ. Это стало поводом для восстания махновцев против Советов.

... Год 1921, Кронштадт. И здесь Троцкий показал себя неумолимым диктатором.

... Декабрь 1923 года. Седьмого "Правда” публикует резолюцию ПБ о внутрипартийной дискуссии, Троцкий подал за нее свой голос, а на другой день выступил с письмом "Новый курс”, в котором проти­ вопоставил себя Политбюро.

По части диктаторства, самолюбования и веры в собственную непо­ грешимость они моши потягаться, Троцкий и Сталин.

* * * С высоты прошедших десятилетий можно определенно сказать лишь одно: страшнее с т а л и н щ и н ы человек еще ничего не придумал.

Поэтому Сталина от руководства следовало отстранить в любом случае.

В мае 1934 года, возвращаясь к событиям десятилетней давности,

Антонов-Овсеенко писал:

’Ъ оппозиции 23-27 годов я был примиренцем, а не активным фракционером. Старался примирить Троцкого и Сталина ("уго­ варивал” их). Защищал Троцкого, ибо опасался раскола партии (в чем искал опоры в так называемом ’’Завещании Ленина”) ”. 64 Почему соратники Ленина не выполнили завет покойного вождя?

ЗАВЕЩАНИЕ 22 мая 1924 года, накануне открытия XIII съезда партии во Влади­ мирском зале Кремля собрался пленум ЦК. Предстояло решить ряд организационных вопросов: наметить состав президиума съезда, комис­ сий и пр.

Первой взяла слово Крупская. Она принесла письмо Ленина, кото­ рое вошло в историю как Завещание вождя. Ленин просил зачитать пись­ мо еще при жизни, на XII съезде партии. Это не было сделано. Волю покойного вождя надо выполнить завтра, на первом заседании съезда.

Николай Крыленко внес другое предложение - опубликовать Завещание немедленно. Против этого высказались Зиновьев, Каменев, Сталин.

Пленум принял предложение Крупской, только члены ЦК пожелали предварительно ознакомиться с текстом.

Крупская начала читать. Голос у нее был тихий, читала она невнят­ но, сказывалось волнение.

Кто-то предложил:

- Пусть читает Евдокимов.

Представитель Ленинградского комитета, член ЦК Евдокимов был наделен сильным голосом, звучной дикцией. Он дочитал Завещание до конца. Ленин дал краткие характеристики возможным преемникам Троцкому, Зиновьеву, Бухарину и особо предостерег партию относитель­ но Сталина. Сейчас эти лица занимали места за столом президиума.

Текущие вопросы пришлось срочно свернуть. Документ оказался столь значительным, что все почувствовали надобность прочитать его лично. Пленум поручил президиуму размножить текст для членов ЦК, а пока устроить перерыв.

Через несколько часов заседание возобновилось, всем раздали текст ленинского письма. Кто-то внес предложение - зачитать Завещание пе­ ред открытием съезда по партийным делегациям, в присутствии предста­ вителей ЦК.

Тут же утвердили список отвественных членов ЦК.

Не впервые ЦК нарушал волю вождя. То, что произошло на пред­ съездовском пленуме, похоже на политический экспромт. Пленум быст­ ро пропустил все вопросы повестки дня съезда, и участники разъеха­ лись по домам, иногородние отправились в гостиницы. Было уже позд­ но, все нуждались в отдыхе.

Но кому-то было не до сна. Тишину московской ночи взрезал ро­ кот автомобильных моторов. Это агенты ГПУ объезжали квартиры членов ЦК и гостиницы. Назвавшись курьерами ЦК, они отбирали ли­ сты с опасным Завещанием и предлагали расписываться в специальном реестре.

В ту майскую ночь партия вступила в новую эру.

Сам ли генсек поторопился или согласовал свои действия с други­ ми членами ПБ, теперь уж не установить. Это ведь можно было сделать в "рабочем порядке", о п р о с и в членов ПБ поодиночке. (Какая же это все-таки бесконечно удобная форма - опрос!..) Как бы то ни было, в той ночной акции чувствовалась чья-то твердая рука.

Сталина ленинское Завещание чуть не выбило из седла. Но прокля­ тиями делу не поможешь. Генсек начал копать под этот документ еще при жизни автора. В апреле двадцать третьего года Сталин за кулиса­ ми XII партсъезда пустил слух - будто приписка к Завещанию, где Ленин, имея в виду взаимоотношения генсека с Троцким, говорит об опасности раскола партии, сделана после инцидента с Крупской.

Сталин хотел бросить тень на больного, а, следовательно, раздраженно­ го человека.

В действительности Ленин продиктовал эти строки 25 декабря 1922 года, еще не ведая об оскорблении жены, и д о ознакомления с материалами по "грузинскому делу". По свидетельству Марии Иоффе, вдовы известного дипломата, Ленин не раз жаловался товарищам на гру­ бость и нелояльность Сталина ("слишком груб" - напишет он в Заве­ щании).

Однако по-настоящему генсека напугало то место в Завещании, где говорится, что он "сосредоточил в своих руках необъятную власть".

Ленин предлагает "обдумать" способ перемещения Сталина с этого места... 65 Это пишет человек, столько раз рисковавший жизнью в борьбе с царем и Керенским, революционер неукротимой отваги!

"О б д у м а т ь "...

* * * Афина просто отобрала у силена Марсия флейту. Решительная была женщина.

* * * Сталин долго ждал смерти вождя. Теперь он мог себе позволить не­ которые "вольности". Во время чтения Завещания на собрании делега­ тов Московской организации представитель ЦК Сталин бросил злоб­ но:

- Нэ мог умэреть как чэстный вождь!.. 66 Но вот XIII съезд партии, первый съезд без Ленина, закрылся. Пред­ стоял пленум ЦК. Какой фортель приготовил генсек? На заседании пле­ нума Сталин, расставив предварительно по местам с в о и х людей, свою цековскую клаку, встал в позу обиженного:

"Если товарищи считают, что Завещание является таким до­ кументом, который лишает меня всякого политическогодове­ рия, я уйду с поста генсека..."

Одной ногой Коба уже стоял над ямой. Спас его Зиновьев. Он заве­ рил всех, что Сталин осознал свои ошибки и полностью воспринял критику Ленина, что он на деле доказал готовность соблюдать товари­ щеские, подлинно партийные отношения.

И товарищи отговорили Кобу. Они, идеологи партии, не хотели нести бремя административной работы. Сталин как организатор и распоряди­ тель уже приобрел основательный опыт, а вождем-диктатором ему не сделаться вовек: не те кондиции...

Спустя четырнадцать лет Коба щедро отплатит своим спасителям тем, кто не пожалел слов, и тем, кто поддержал его своим молчани­ ем.

Итак, Завещание, вопреки воле Ленина, на партийном съезде не за­ читано и не опубликовано. Сталин остался генеральным секретарем, ему выражено доверие на съезде партии и на пленуме ЦК.

Чего же более?

Люди, наделенные партией высшей властью, революционеры, прошед­ шие подполье, тюрьмы, смерть, - эти люди в год смерти Ленина рас­ терялись. В Сталине они увидели нового Вождя, решительного, не ве­ дающего сомнений.

Свою ошибку они осознают не скоро, некоторые - лишь в пыточных камерах Лубянки.

Там некоторым из них доведется встретиться с "врагами народа", сохранившими копии крамольного Завещания. За одно упоминание ленинского Завещания в тридцатые годы судили по статье 58 пункты 10, 11, как за а н т и с о в е т с к у ю агитацию. И давали 10 лет лагерей.

Расстрел тоже давали.

Смерть за ленинское письмо —чего же более?..

Только в 1956 году, спустя 32 года после кончины Ленина, будет впервые опубликовано его Завещание.

Мне кажется, оно не утратило актуальности и в наши дни.

ТАКТИКА

Как это ему удалось?

Сколько томов написано на эту тему, сколько еще будет написано...

Мои скромные заметки ни в коей мере не претендуют на полноту. Мож­ но сделать первые обобщения о т а к т и к е, применявшейся Ста­ линым в борьбе за власть.

В деле Султан-Галиева, при решении национального вопроса или обсуждении организационной структуры ЦК он запугивал (политиче­ ские ярлыки, исключение из партии, арест), применял ’’подсадки”, ис­ пользовал мотивы личной вражды, манипулировал марксистскими дог­ мами, пускал демагогические турусы на псевдоленинских колесах...

При всем при том, его ни на минуту не покидала наглая самоуве­ ренность.

Завидная черта...

Шовинист самой твердой пробы, Сталин на XII съезде обвинил груп­ пу Мдивани-Махарадзе в том, что они якобы выступают против... ар­ мян, азербайджанцев, аджарцев. Он разражается яростной филиппи­ кой против русских шовинистов, местных националистов и - заодно — нарушителей партдисциплины.

... Сталинскую фракцию обвиняют в термидорианском перерожде­ нии? Но это же глупые домыслы, клевета! Откуда идет опасность пере­ рождения? От оппозиции, только от нее, - заявит Сталин в 1927 ГО­ ДУ 67 Этот прием в с т р е ч н о г о и с к а Сталин успешно применял на всех этапах политической карьеры. Скрыпник зорким глазом под­ метил излюбленный прием генсека. Ему суждено на себе испытать убий­ ственное - не только в переносном смысле! - действие тактики встреч­ ного иска.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«КРИВОХИЖ Светлана Валентиновна ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ Специальность 07.00.15. – История международных отношений и внешней политики Автореферат диссертации на соискание ученой степени канди...»

«5 История образования и педагогической мысли А.С. Стрельцова Предпосылки становления музыкальнопедагогической школы Синодального училища В статье исследованы актуальные проблемы взаимосвязи музык...»

«Комментарий к изменениям в области лицензирования полиграфической и издательской деятельности, утвержденным Указом Президента Республики Беларусь от 07.10.2013г. № 456 (с учетом международно-правовых стандартов) С 15 октября 2013 года вступил в силу Указ Президента Республики Беларусь от 07.10.2013...»

«Новосибирский Российская Академия Наук Сибирское отделение государственный Институт вычислительных технологий университет История и методология ИНФОРМАТИКИ А.М.Федотов, проректор НГУ по информатизации, 1 член-корре...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Среднее общеобразовательная школа №4 г.о. Кинель "Утверждена приказом ГБОУ СОШ №4 г.о. Кинель" Приказ № от "_" _ 2016 г. Директор ГБОУ СОШ №4 г.о. Кинель: Ходаковская В.С. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по курсу "Истори...»

«УДК 165.24 ББК 87.3:83.3Р1 П31 Печерин В. С. П31 APOLOGIA PRO VITA MEA. Жизнь и приключения русского католика, рассказанные им самим / отв. ред. и сост. С. Л. Чернов. — СПб. : НесторИстория, 2011. — 864 с., ил. ISBN 978-5-98187-600-4 В настоящей публикации собрана переписка В. С. Печери...»

«С. Ш. ШАРИФОВА ИНТЕРПРЕТАЦИЯ И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ РОМАНИСТИКЕ Интерпретация – это метод познания, как художественного, так и научного. Являясь инструментом построения художественного мира, интерпретация предоставляет автору внутреннюю свободу, позволяя раскрыться художе...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова" Высшая школа экономики, управления и пр...»

«"Crede Experto: транспорт, общество, образование, язык" — международный информационно-аналитический журнал №2 (09). Сентябрь 2014 (http://ce.if-mstuca.ru/) УДК 811.512.31 ББК 81.64.2 З-26 Н. Г. Замбулаева Улан-Удэ, Россия К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ДИАЛЕКТОВ БУРЯТСКОГО ЯЗЫКА В...»

«Шиловцев Андрей Владимирович ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ В статье показаны особенности процесса формирования социальной безопасности личности в контексте отдельных этапов развития российского государства и общества. Обоснована идея о многомерной сущности феномена социальной безо...»

«Е.В. Килимник Ж.В. Орлова ИСТОРИЯ ДИЗАЙНА Евгений Витальевич Килимник Жанна Валерьевна Орлова ИСТОРИЯ ДИЗАЙНА Учебно-методическое пособие Екатеринбург, 2017 г. УДК 008 ББК 71.4 К 39 Рецензенты: д.архитек., проф. Л.П. Холодова (Уральский Государственный АрхитектурноХудожественный Университ...»

«Музей идиотизма История о том, как КГИОП губил Летний сад Зная нравы руководящего слоя, нетрудно догадаться, что переход Матвиенко на другую работу повлечет замену всех ее выдвиженцев новыми кадрами. Поэтому все вице-губернаторы и руководители комитетов — уходящая натура, как говорят кинематографист...»

«О. В. Смирнов Центр управления проектами ЗАО "РСГ-Академическое", Екатеринбург ovsmirnov@mail.ru Об этногенезе марийцев по данным системного анализа  топонимии: заблуждения и реальность Проблема этногенеза марийцев, к сожалению, оказалась тем вопросом, в решение которого топонимисты за последние...»

«Перечень вопросов для государственного экзамена для студентов 6 курса МПФ по дисциплине Психиатрия и наркология I. Нормативно-правовые документы, регламентирующие оказание психиатрической помощи. Общие вопросы психиатрии 1. История развития психиатрии.2.Международ...»

«размышления над книгой Поправка на мобильность: как трудовая и дачная миграция влияет на расселение россиян? нефедова т. г., аверкиева к. в., махрова а. г. (ред.). между домом и. домом: возвратная пространственная мобильность россии. м.: новый хронограф, 2016. 504 с. isbn 978Анатолий...»

«ГАОУ ВПО "Дагестанский государственный институт народного хозяйства" Амиров Расул Аликадиевич Кафедра теории и истории государства и права Учебное пособие по дисциплине "Правоведение" для направления подготовки "Торговое дело", профилей подгото...»

«Е.В. Павлова, Е.И. Князева ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЖИЗНИ НА ГРАНИЦЕ ГРАЖДАН КИТАЯ И РОССИИ Article is devoted to studying of concepts of the Russian and Chinese students about merits and demerits of a...»

«[Type here] Uyghur Initiative Papers No. 10 December 2014 Уйгуры Казахстана: история и современность Светлана Кожирова (Евразийский национальный университет, Астана) Уйгуры считаются одним из древнейших тюркоязычных народов Центральной Азии. В письменных источниках уйгуры упоминаются с 3 в.н.э. В 8 в.н.э. было...»

«2 Диплом Тема: "Эволюция российских молодежных журналов (постсоветский период)". Любовь Кожевникова 2014 год План диплома "Эволюция российских молодежных журналов" Введение: об актуальности +...»

«Н.П. Брусенцов Из истории создания троичных цифровых машин в МГУ История вычислительной машины "Сетунь", как и сама эта машина, необычна — все совершалось вопреки общепринятым подходам и методам. Можно подумать, что действовали по принципу "Делай не так, как все...»

«Рабочая программа по истории для 8-а и 8-б класса на 2016-2017 учебный год Горских Эмилии Павловны, учителя истории и обществознания Государственного бюджетного образовательного учреждения города Севастополя "Средняя общеобразовательная школа № 3 с углубленным изучением английского языка"I. Пояснительная записка: Источник...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учебно-методическое объединение по гуманитарному образованию УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель Министра образования РеспубликнЬеларусь, ^ В.А. Бо...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ВОЛЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, ПЕДАГОГИКИ И ПРАВА" Кафедра теории и истории государства и права МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ И ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ (УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС) ДИСЦИПЛИНЫ АДМИНИСТ...»

«Мирча Элиаде История веры и религиозных идей. Том 2 От Гаутамы Будды до триумфа христианства От автора По непредвиденным обстоятельствам, выход в свет второго тома Истории веры и религиозных идей запоздал. Я воспользо­ вался этой задерж...»

«Светлана Найцева Доисторическая история Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3950875 Аннотация Приключенческий роман о доисторических племенах. "Нгао забилась в самый темный угол служившей им домом пещеры, куда не проникал свет горевше...»

«Демидова Елена Николаевна ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО В РЕКЛАМЕ В статье рассматривается изображение человеческого тела в качестве символических форм, используемых в рекламных кампаниях. Раскрываются наиболее значимые аспекты физических качеств тела человека, существенно влияющих на массов...»

«Генри Форд Моя жизнь. Мои достижения Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6248279 Моя жизнь. Мои достижения: Астрель; М.; 2012 ISBN 978-5-271-41904-1, 978-5-17-077968-0 Аннотация Книга "Моя жизнь. Мои достижения" известного американского промышленника Генри Форда (186...»

«2 История. 11 класс. Вариант ИС10201 Часть 1 Ответами к заданиям 1–19 является последовательность цифр, цифра или слово (словосочетание). Укажите ответы в тексте работы. Каждую цифру или букву пишите в отдельной клеточке. Имена российских государей следует писать только буквами (например: Николай Второй). 1 Располо...»

«КУЛЬТУРА РЕЧИ 43 Любителям российской словесности В начале февраля 1992 года в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук состоялось необы­ чайное чтение. Выдающийся ученый...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.