WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«Константин Георгиевич ПАУСТОВСКИЙ (1892 1968) Революция, гражданская война, разруха, голод. Константин Паустовский был свидетелем исторических перемен —времени, ...»

Константин Георгиевич ПАУСТОВСКИЙ

(1892 1968)

Революция, гражданская война, разруха, голод.

Константин Паустовский был свидетелем исторических перемен —времени, когда жизнь

людей трудна и опасна и некогда человеку обращать внимание на беззащитность цветка, не

когда жалеть не то что зверя — другого человека и даже себя. Суровые люди, верные идее,

видели мир местом для борьбы, и ничего для них не было ценнее победы.

А писатель Константин Паустовский внимательно вглядывался в окружающее, в приро ду и в людей, показывал настроение поля, леса, озера. И после его повестей и сказок хочется быть таким же, как он, — внимательным, чутким, добрым. Земля под ногами, прошлое старо го завода, простое дело рыбалка и самое сложное — понимание других людей — всё стано вится одним большим круглым миром — живым, живущим, красивым.

Свои любимые края — Мещёрскую сторону — он описал так, что хочется приехать туда и пожить там вместе с Паустовским. Он удивляется людям, и любит их, и надеется, что все они — добрые, прекрасные, самые лучшие.

В сказке «Тёплый хлеб» Константин Георгиевич показывает своему читателю, который ещё не взрослый человек и не всё знает о мире, — вот он какой мир — сложный, настоящий.

В нём есть боль, есть обида и вина. И есть возможность исправить ошибку, нужно постарать ся. Тогда уйдёт боль и тяжесть, и хорошо будет всем — людям, животным, и нам с вами, переживающим за героев.

Марина Лидис Тёплый хлеб Когда кавалеристы проходили через деревню Бережки, немецкий снаряд ра зорвался у околицы и ранил в ногу вороного коня. Командир оставил раненого коня в дерев не, а отряд ушёл дальше, пыля и позванивая удилами, — ушёл, закатился за рощи, за холмы, где ветер качал спелую рожь.



Коня взял к себе мельник Панкрат. Мельница давно не работала, но мучная пыль навеки въелась в Панкрата. Она лежала серой коркой на его ватнике и картузе. Из под картуза посматривали на всех быстрые глаза мельника. Панкрат был скорый на работу, сердитый старик, и ребята считали его колдуном.

Панкрат вылечил коня. Конь остался при мельнице и терпеливо возил гли ну, навоз и жерди — помогал Панкрату чинить плотину.

Панкрату трудно было прокормить коня, и конь начал ходить по дворам по бираться. Постоит, пофыркает, постучит мордой в калитку, и, глядишь, ему вы несут свекольной ботвы, или чёрствого хлеба, или, случалось даже, сладкую мор ковку. По деревне говорили, что конь ничей, а вернее — общественный, и каж дый считал своей обязанностью его покормить. К тому же конь — раненый, пострадал от врага.

Жил в Бережках со своей бабкой мальчик Филька, по прозвищу «Ну Тебя».

Филька был молчаливый, недоверчивый, и любимым его выражением было: «Да © Библиотека «Лесенка». Сост. В. А. Левин и др., иллюстрации

–  –  –

видел, но каждый слышал скрип его валенок по твёрдому снегу, слышал, как мороз, озоруя, стискивал толстые брёвна в стенах, и они трещали и лопались.

Бабка, плача, сказала Фильке, что наверняка уже замёрзли колодцы, и те перь их ждёт неминучая смерть. Воды нет, мука у всех вышла, а мельница рабо тать теперь не сможет, потому что река застыла до самого дна.

Филька тоже заплакал от страха, когда мыши начали выбегать из подпола и хорониться под печкой в соломе, где ещё оставалось немного тепла. «Да ну вас!

Проклятые!» — кричал он на мышей, но мыши всё лезли из подпола. Филька забрался на печь, укрылся тулупчиком, весь трясся и слушал причитания бабки.

— Сто лет назад упал на нашу округу такой же лютый мороз, — говорила бабка. — Заморозил колодцы, побил птиц, высушил до корня леса и сады. Де сять лет после того не цвели ни деревья, ни травы. Семена в земле пожухли и про пали. Голая стояла наша земля. Обегал её стороной всякий зверь — боялся пус тыни.

— Отчего же стрясся тот мороз? — спросил Филька.

— От злобы людской, — ответила бабка. — Шёл через нашу деревню ста рый солдат, попросил в избе хлеба, а хозяин, злой мужик, заспанный, крикли вый, возьми и дай одну только чёрствую корку. И то не дал в руки, а швырнул на пол и говорит: «Вот тебе! Жуй!» — «Мне хлеб с полу поднять невозможно, — говорит солдат. — У меня вместо ноги деревяшка». — «А ногу куда девал?» — спрашивает му жик. «Утерял я ногу на Балканских горах в турецкой баталии», — отвечает солдат. «Ничего. Раз дюже голодный — подымешь, — засмеялся му жик. — Тут тебе камердинеров нету». Солдат покряхтел, изловчился, поднял корку и видит — это не хлеб, а одна зелёная плесень. Один яд! Тогда солдат вышел на двор, свистнул — и враз сорвалась метель, пурга, буря закружила деревню, крыши посрывала, а потом ударил лютый мороз. И мужик тот помер.

— Отчего же он помер? — хрипло спросил Филька.

— От охлаждения сердца, — ответила бабка, помолчала и добавила: — Знать, и нынче завёлся в Бережках дурной человек, обидчик, и сотворил злое дело. Оттого и мороз.

— Чего ж теперь делать, бабка? — спросил Филька из под тулупа. — Не ужто помирать?

— Зачем помирать? Надеяться надо.

— На что?

— На то, что поправит дурной человек своё злодейство.

— А как его исправить? — спросил, всхлипывая, Филька.

— А об этом Панкрат знает, мельник. Он старик хитрый, учёный. Его спро сить надо. Да неужто в такую стужу до мельницы добежишь? Сразу кровь оста новится.

— Да ну его, Панкрата! — сказал Филька и затих.

Ночью он слез с печи. Бабка спала, сидя на лавке. За окнами воздух был синий, густой, страшный. В чистом небе над осокорями стояла луна, убранная, как невеста, розовыми венцами.

Филька запахнул тулупчик, выскочил на улицу и побежал к мельнице. Снег пел под ногами, будто артель весёлых пильщиков пилила под корень берёзовую рощу за рекой. Казалось, воздух замёрз и между землёй и луной осталась одна пустота — жгучая и такая ясная, что если бы подняло пылинку на километр от земли, то и её было бы видно и она светилась бы и мерцала, как маленькая звезда.

Чёрные ивы около мельничной плотины поседели от стужи. Ветки их поблёс кивали, как стеклянные. Воздух колол Фильке грудь. Бежать он уже не мог, а тяжело шёл, загребая снег валенками.

Филька постучал в окошко Панкратовой избы. Тотчас в сарае за избой за ржал и забил копытом раненый конь. Филька охнул, присел от страха на корточ ки, затаился. Панкрат отворил дверь, схватил Фильку за шиворот и втащил в избу.

— Садись к печке, — сказал он. — Рассказывай, пока не замёрз.

Филька, плача, рассказал Панкрату, как он обидел раненого коня и как из за этого упал на деревню мороз.

— Да а, — вздохнул Панкрат, — плохо твоё дело! Вы ходит, что из за тебя всем пропадать. Зачем коня обидел? За что? Бессмысленный ты гражданин!

Филька сопел, вытирал рукавом глаза.

— Ты брось реветь! — строго сказал Панкрат. — Реветь вы все мастера.

Чуть что нашкодил — сейчас в рёв. Но только в этом я смысла не вижу. Мельни ца моя стоит, как запаянная морозом навеки, а муки нет, и воды нет, и что нам придумать — неизвестно.

— Чего же мне теперь делать, дедушка Панкрат? — спросил Филька.

— Изобрести спасение от стужи. Тогда перед людьми не будет твоей вины.

И перед раненой лошадью — тоже. Будешь ты чистый человек, весёлый. Каж дый тебя по плечу потреплет и простит. Понятно?

— Понятно, — ответил упавшим голосом Филька.

— Ну, вот и придумай. Даю тебе сроку час с четвертью.

В сенях у Панкрата жила сорока. Она не спала от холода, сидела на хомуте — подслушивала. Потом она боком, озираясь, поскакала к щели под дверью.

Выскочила наружу, прыгнула на перильца и полетела прямо на юг. Сорока была опытная, старая и нарочно летела у самой земли, потому что от деревень и лесов всё таки тянуло теплом и сорока не боялась замёрзнуть. Никто её не видел, только лисица в осиновом яру высунула морду из норы, повела носом, заметила, как тёмной тенью пронеслась по небу сорока, шарахнулась обратно в нору и долго сидела, почёсываясь и соображая — куда ж это в такую страшную ночь подалась сорока?

А Филька в это время сидел на лавке, ёрзал, придумывал.

— Ну, — сказал наконец Панкрат, затаптывая махорочную цигарку, — вре мя твоё вышло. Выкладывай! Льготного срока не будет.

— Я, дедушка Панкрат, — сказал Филька, — как рассветёт, соберу со всей деревни ребят. Возьмём мы ломы, пешни, топоры, будем рубить лёд у лотка око ло мельницы, покамест не дорубимся до воды и не потечёт она на колесо. Как пойдёт вода, ты пускай мельницу! Провернёшь колесо двадцать раз, она разогре ется и начнёт молоть. Будет, значит, и мука, и вода, и всеобщее спасение.





— Ишь ты шустрый какой! — сказал мельник. — Подо льдом, конечно, вода есть. А ежели лёд толщиной в твой рост, что ты будешь делать?

— Да ну его! — сказал Филька. — Пробьём мы, ребята, и такой лёд!

— А ежели замёрзнете?

— Костры будем жечь.

— А ежели не согласятся ребята за твою дурь расплачиваться своим гор бом? Ежели скажут: «Да ну его! Сам виноват — пусть сам лёд и скалывает».

— Согласятся! Я их умолю. Наши ребята — хорошие.

— Ну, валяй, собирай ребят. А я со стариками потолкую. Может, и старики натянут рукавицы да возьмутся за ломы.

В морозные дни солнце восходит багровое, в тяжёлом дыму. И в это утро поднялось над Бережками такое солнце. На реке был слышен частый стук ло мов. Трещали костры. Ребята и старики работали с самого рассвета, скалывали лёд у мельницы. И никто сгоряча не заметил, что после полудня небо затянулось низкими облаками и задул по седым ивам ровный и тёплый ветер. А когда заме тили, что переменилась погода, ветки ив уже оттаяли и весело, гулко зашумела за рекой мокрая берёзовая роща. В воздухе запахло весной, навозом.

Ветер дул с юга. С каждым часом становилось всё теплее. С крыш падали и со звоном разбивались сосульки. Вороны вылезли из под застрех и снова обсы хали на трубах, толкались, каркали.

Не было только старой сороки. Она прилетела к вечеру, когда от теплоты лёд начал оседать, работа у мельницы пошла быстро и показалась первая полы нья с тёмной водой.

Мальчишки стащили треухи и прокричали «ура». Панкрат говорил, что ес ли бы не тёплый ветер, то, пожалуй, и не обколоть бы лёд ребятам и старикам. А сорока сидела на раките над плотиной, трещала, трясла хвостом, кланялась на все стороны и что то рассказывала, но никто, кроме ворон, её не понял. А сорока рассказывала, что она долетела до тёплого моря, где спал в горах летний ветер, разбудила его, натрещала ему про лютый мороз и упросила его прогнать этот мороз, помочь людям.

Ветер будто бы не осмелился отказать ей, сороке, и задул, понёсся над по лями, посвистывая и посмеиваясь над морозом. И если хорошенько прислушать ся, то уже слышно, как по оврагам под снегом бурлит журчит тёплая вода, моет корни брусники, ломает лёд на реке.

Всем известно, что сорока — самая болтливая птица на свете, и потому вороны ей не поверили — покаркали только между собой, что вот, мол, опять завралась старая.

Так до сих пор никто и не знает, правду ли говорила сорока, или всё это она выдумала от хвастовства. Одно только известно, что к вечеру лёд треснул, ра зошёлся, ребята и старики нажали — и в мельничный лоток хлынула с шумом вода.

Старое колесо скрипнуло — с него посыпались сосуль ки — и медленно повернулось. Заскрежетали жернова, потом колесо повернулось быстрее, ещё быстрее, и вдруг вся старая мельница затряслась, заходила ходуном и пошла сту чать, скрипеть, молоть зерно.

Панкрат сыпал зерно, а из под жернова лилась в мешки горячая мука. Жен щины окунали в неё озябшие руки и смеялись.

По всем дворам кололи звонкие берёзовые дрова. Избы светились от жар кого печного огня. Женщины месили тугое сладкое тесто. И всё, что было живо го в избах, — ребята, кошки, даже мыши, — всё это вертелось около хозяек, а хозяйки шлёпали ребят по спине белой от муки рукой, чтобы не лезли в самую квашню и не мешались.

Ночью по деревне стоял такой запах тёплого хлеба с румяной коркой, с при горевшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, си дели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться ста щить у людей хоть кусочек этого чудесного хлеба.

На следующее утро Филька пришёл вместе с ребятами к мельнице. Ветер гнал по синему небу рыхлые тучи, не давал им ни на минуту перевести дух, и пото му по земле неслись вперемежку то холодные тени, то горячие солнечные пятна.

Филька тащил буханку свежего хлеба, а совсем маленький мальчик Никол ка держал деревянную солонку с крупной жёлтой солью.

Панкрат вышел на по рог, спросил:

— Что за явление? Мне, что ли, хлеб соль подносите? За какие такие за слуги?

— Да нет! — закричали ребята. — Тебе будет особо. А это раненому коню.

От Фильки. Помирить мы их хотим.

— Ну что ж, — сказал Панкрат. — Не только человеку извинение требует ся. Сейчас я вам коня представлю в на туре.

Панкрат отворил ворота сарая, выпустил коня. Конь вышел, вытянул голо ву, заржал — учуял запах свежего хлеба. Филька разломил буханку, посолил хлеб из солонки и протянул коню. Но конь хлеба не взял, начал мелко переби рать ногами, попятился в сарай. Испугался Филька. Тогда Филька перед всей деревней громко заплакал.

Ребята зашептались и притихли, а Панкрат потрепал коня по шее и сказал:

— Не пужайся, Мальчик! Филька — не злой человек. Зачем же его оби жать? Бери хлеб, мирись!

Конь помотал головой, подумал, потом осторожно вытянул шею и взял на конец хлеб из рук Фильки мягкими губами. Съел один кусок, обнюхал Фильку и взял второй кусок. Филька ухмылялся сквозь слёзы, а конь жевал хлеб, фыркал.

А когда съел весь хлеб, положил голову Фильке на плечо, вздохнул и закрыл глаза от сытости и удовольствия.

Все улыбались, радовались. Только старая сорока сидела на раките и серди то трещала: должно быть, опять хвасталась, что это ей одной удалось помирить коня с Филькой. Но никто её не слушал и не понимал, и сорока от этого серди лась всё больше и трещала, как пулемёт.




Похожие работы:

«ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА М.М. АЙБАТОВ* ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА, ПРАВОВОГО РЕЖИМА И ПРАВОСОЗНАНИЯ ГОРЦЕВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ДО И ПОСЛЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ КАВКАЗА К РОССИИ Правильное понимание общественно-политических и государственно-правовых взглядов народов Северного Кавказа в дореволюционный период немыслимо бе...»

«СЕМЕНОВ Валерий Сергеевич ПОЛИТИКА ЗАПАДНЫХ ДЕРЖАВ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ. Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая история) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Белгород – 2015 Работа выполнена на кафедре истории и археологии ФГБОУ ВП...»

«МОРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АДМИРАЛА Г.И. НЕВЕЛЬСКОГО Диалог поколений Сборник научных трудов Владивосток http://www.ojkum.ru/ УДК 30 (091) ББК С 54 Д 44 Диалог поколений: Сборник научных трудов / сост. и предисл. Д. А. Литошенко, общ. ред. Д. А. Литошенко, Л. В. Шепотько. – Владивосток: Мор. гос....»

«КУРАТОРЫ ПРОЕКТА Игорь Кошелев, Георгий Храмов ВЕДУЩИЙ РЕДАКТОР ТОМА Татьяна Евсеева ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР ТОМА Алла Чернова Современная ещеи М о с к в а " А в ан та+ " 2 0 0 3 СОДЕРЖАНИЕ Введение 7 Веши молчат 8 Глава 1. Лом — по образу и подобию 34 Аом как образ мира...»

«Философские науки – 10/2015 Неизвестное прошлое СУДЬБА ФИЛОСОФА: МАКСИМ ЛАЗАРЕВИЧ ШИРВИНДТ (1893–1936)* Часть I С.Н.КОРСАКОВ Развитие философии в России во второй половине 1920-х гг. представляет собой сегодня пока что почти сплошное "белое пятно". Среди...»

«Фландрия и Валлония: хорошо ли порознь? Орлова С.Ю. Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Саратов, Россия Flanders and Wallonia: will the separation work out well? Orlova S.Y. Saratov State University Sara...»

«Проект программы ВДНХ-7, 8-9 ноября 2013 Четверг, 7 ноября 18.00 [Золотой зал] Презентация журнала Стасис. Первый номер посвящен "политикам негативности". С точки зрения социальной философии он описывает проявления отр...»

«178 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2013. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ УДК 81 С.В. Мощева ПОЛИМОДУСНОСТЬ МЕДИЙНОГО (РЕКЛАМНОГО) ТЕКСТА Полимодусность медийных текстов – мощный инструмент формирования мнений и направленных действий. Анали...»

«И. М. Ш И Ш К И Н А, В. А. Ш И Ш К И Н СОВРЕМЕННАЯ БУРЖ УАЗН АЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРВЫ Е ГОДЫ НЭПа Социально-экономические процессы, обусловленные развитием советского общества в начале 20-х гг., вы...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.